Норвегия на автомобиле. День 4. Второй день в Осло.

Норвегия на автомобиле. День 4. Второй день в Осло.

Просыпаться в отпуске позже хотя бы девяти утра – это, с моей точки зрения, преступление. Имеется в виду, конечно, отпуск, проводимый за границей, где каждая минута на счету. Поэтому 19 июля в девять утра мы уже садились в вагончик метро на знакомой станции Holmenkollen, что на самой северо-восточной оконечности Осло. В руках были зажаты успешно приобретённые в автомате билеты (вчера мы пытались кормить его карточкой, но он, видимо, был не в настроении, а вот монетки с утра скушал с удовольствием), солнца и близко не было, но и дождь не шел – считай, повезло. Всего через каких-то 12 станций мы выходим у знакомого ж/д вокзала к инфо-центру, который пропустить невозможно: высоченное стеклянное здание в виде буквы i так и манит к себе своей необычной формой. Тут же стоит и символ Осло в полный рост – бронзовый Тигр (ума не приложу, откуда в Норвегии тигры, чтобы стать символом города).

Перво-наперво приобретаем в инфо-центре Oslo Pass на 24 часа. Цена – 270 крон с человека (да-да, 1,5 тысячи рублей), но все музеи и виды транспорта, кроме такси, для нас открыты. Вторая цель – карта кемпингов. Тихонечко жду, пока мальчик за стойкой разберется с бэкпекерами, а потом слышу от него вопрос: «Номерок брал?» Оказалось, что тут, как в банке, очередь электронная (можно было бы и догадаться после вчерашних впечатлений от Норвегии, но у меня, видимо, еще не уложилось). Делаю ми-ми-мишное лицо и успеваю пролепетать, что мне только карту кемпингов. Через секунду её получаю и бежать.

Карта оказалась совсем не просто картой, а целым фолиантом с детальной информацией по каждому кемпингу: сколько звёзд, что есть, когда открыт и т.д. Радостные от столь ценного приобретения направляемся в первый намеченный мною заранее объект – средневековый Замок Akerhus Slott. Внешне особо не примечательный, внутри он тоже оказался не сильно достойным нашего внимания. При этом с момента входа вовнутрь у нас начали тикать 24 часа Осло Пасса – на входе в первый платный музей на нём проставляют дату и время. Главной фишкой всего замка оказался неглубокий тоннельчик рядом с главным входом, из которого доносились странные звуки. Погрузившись во мрак каменных стен, вдали я различил неясную картинку, которая вскоре оказалась видео проекцией в тупике туннеля – мальчик с рюкзаком отчаянно наскакивал на стену, бил её кулаками и всячески пытался выбраться из этих застенок. Пустяковая, казалось бы, фишка, но замок с ней как-то сразу ожил.

Недалеко от Akerhus Slott находится причал для катеров, курсирующих к полуострову Bygdøy. Туда-то нам и надо – там целая россыпь музеев, которые мы не имеем права пропустить. 15 минут неспешного плавания – и мы высаживаемся неподалёку от Музея под открытым небом Norsk Folkemuseum, представляющего из себя собрание традиционных Норвежских деревянных домиков. Такие музеи я видел во всех странах Прибалтики, а также финском Турку и не могу сказать, что они чем-то принципиально отличались друг от друга. Помимо самих строений в каждом музее обязательно пытаются максимально воссоздать атмосферу настоящей деревни, а внутри большинства домиков сидят люди в национальных одеждах, занимающиеся каким-нибудь свойственным эпохе ремеслом. В Осло же ко всему этому засажены огороды, пасутся лошади и собрана великолепная деревянная церковь. Такие церкви – это вообще характерная фишка именно Норвегии. Строившиеся в XI – XII веках по всей Европе, они являются первыми свидетелями распространявшегося здесь христианства. В одной только Норвегии их количество переваливало за тысячу, но до сегодняшнего дня в первозданном виде до нас дошли лишь 28. В наши планы входит осмотр по крайней мере еще нескольких по пути нашего следования, включая самую выдающуюся – церковь Urnes, включённую в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Однако одной воссозданной деревенькой достопримечательности полуострова Bygdøy отнюдь не исчерпываются. Следующая наша остановка – музей с кораблями викингов (Vikingskipshuset). Уж что – что, а викинги – это действительно фишка, присущая только Норвегии, как бы ни примазывались к этой славе другие Скандинавские государства. И именно здесь, под Осло в XIX веке были раскопаны три погребальные ладьи викингов, датируемые IX веком. Сделанные из дуба, они пролежали в земле тысячу лет и не сильно за это время изменились. Лицезреть их воочию мы можем благодаря обычаю хоронить выдающихся людей того времени прямо в боевых кораблях вместе с их имуществом и слугами (!), насыпая сверху огромные земляные холмы. Интересный музей, несомненно достойный внимания.

По части музеев норвежцы вообще молодцы. В их послевикинговой истории было не так много выдающихся личностей или событий, но уж если они случались, то сегодня в стране обязательно найдется соответствующий музей, а чаще всего – даже не один. Что касается самых известных личностей, то я их перечислю прямо сейчас, потому что по большому счёту их всего пять. Четверо из них жили на рубеже XIX — XX веков примерно в одно время – композитор Эдвард Григ, художник Эдвард Мунк, драматург Генрик Ибсен и полярник Руал Амундсен. Ну а пятым уже во второй половине ХХ века стал путешественник-авантюрист Тур Хейердал. Слыхали, наверное. Так вот ему на Bygdøy тоже стоит музей. С моей точки зрения, уважения Тур достоин однозначно: пересекать океаны под парусами на бальсовых плотах размером со скорлупу от грецкого ореха может только Великий человек. И пусть учёные до сих пор бьются в спорах о том, совершали ли древние народы аналогичные путешествия с континента на континент или нет, он доказал главное – такая возможность у них была.

В Музее «Кон-Тики» (так в честь героя древних Полинезийских сказаний назывался первый плот, на котором Хейердал в 1947-м проплыл от Перу до Полинезии) выставлен как оригинал самого судёнышка, так и его старший брать – «Ра II», пересекший Атлантический океан в 1970-м, а также множество фотографий и информации о проводившихся в ходе плаваний исследованиях и жизни самого путешественника.

В двух шагах от музея Кон-Тики расположился и музей Полярного корабля Fram (что в переводе означает «Вперёд»), на котором тот самый Амундсен в 1910-м направил свою экспедицию к Южному полюсу и первым его покорил (наступавшая на пятки экспедиция британца Роберта Скотта прибыла на место пятью неделями позже и погибла на обратном пути). Но в этот музей мы, честно признаюсь, не зашли. Как-то хотелось уже присесть, перевести дух, а ещё лучше – чего-нибудь съесть.

Возвращаясь на катере к главному причалу, мы поклевали имевшихся орешков с курагой, но этого явно было недостаточно. Решили поискать какой-нибудь МакДональдс, чтобы поинтересоваться местными ценами на бургеры. Но путь к еде нам снова преградило любопытство – прямо у причала нас призывал к себе Музей Нобелевской премии мира. И хотя всем известно, что основные награды премии вручаются ежегодно в Стокгольме, именно Норвегию в своё время Альфред Нобель выбрал в качестве страны для Премии мира. И, конечно же, норвежцы не могли оставить этот факт без специального музея. Открытый только в 2005-м году – это самый высокотехнологичный музей, в котором я бывал. Тут можно изучать скорее не биографии победителей, а достижения современной видеоаппаратуры и сенсорных экранов. Особое же впечатление, конечно, производит зал лауреатов – это огромное тёмное пространство, набитое экранчиками с информацией о каждом, кто когда-либо удостаивался награды, размещенными на электронных колосках, переливающихся цветами разных тонов. Не знаю, как ещё это описать, поверьте на слово — смотрится шикарно, даже как-то отвлекает от всего того, что размещено на самих экранах.

Ну а теперь – на охоту! Последней в плане на день значилась Национальная галерея Осло, и было очевидно, что без предварительного подкрепления никакие художественные красоты нам будут не в радость. Наудачу как раз по дороге подвернулся Burger King. Что по ценам? Всё плохо, как и ожидалось: любой крупный бургер от 100 крон (560 рублей). Спасительным маячком на экране поблескивали лишь чизбургеры за 17 и 19 крон. Спрашиваю, почему разница в две кроны.

— Одна, если здесь будете есть, вторая – если с собой, — отвечает продавец.

— Ну, мы и здесь съедим, давайте два за 17.

— За 17 как раз с собой.

— Ну, давайте, значит, с собой, всё равно здесь съедим.

Получаем два чизбургера в пакете и демонстративно съедаем их за ближайшим столиком. К искусству готовы! В галерею!

Согласно Lonely Planet образца 2008-го года Национальная галерея Осло значится как бесплатная. Такой подход к живописи (и вообще ко всему культурному наследию) мы уже проходили в Шотландии – в крупнейшие музеи за вход денег не берут! Однако Норвегия здесь подкачала. Всё уже за деньги и как всегда немалые — 50 крон с носа. Но выручает Oslo Pass, который мы, кстати, отбили ещё на Bygdøy.

Тот самый Dahl

Да и помимо Мунка в галерее есть на что посмотреть. Есть тут и свой Хейердал. Правда Ханс. Но картины очень симпатичные. А больше всего мне понравились произведения художника по имени Johan Christian Claussen Dahl. Никогда раньше мне не приходилось слышать такой фамилии, а это оказался «родоначальник золотого века норвежской живописи», во что я весьма охотно верю, так что поход в галерею можно смело назвать успешной – довольно существенно расширили рамки своих художественных горизонтов.

Солнце движется к закату, а мы движемся к метро. Последняя остановка по пути – Королевский дворец. И пусть вас не смущает столь громкое название – на поверку это ничем не примечательное здание с гвардейцем у входа и тенистым парком позади, который не идёт вообще ни в какое сравнение с парком Вигеланда (кстати, Вигеланду в Осло, конечно же, тоже посвящён отдельный музей).

Желудок просит на ужин макарон с сыром, и мы не можем ему отказать. Но если макароны мы привезли, то сыр, естественно, не брали. А сколько может стоить сыр в Норвежской столице? Да сколько угодно! По пути к метро продуктовых магазинов не попалось – видимо, сегодня мы без сыра. Но на удачу, проезжая мимо одной из станций, в окне поезда мелькнул здоровый супермаркет. Осло Пасс с нами – ездим, сколько хотим, так что возвращаемся на одну станцию назад – и на поиски сыра. Долгие метания между рядов с молочкой и обмозговывания размеров запакованных кусков привел к единственно верному решению – упаковка уже тёртого сыра в 300 грамм за 37 крон (200 руб.). Дешевле всё равно ничего не было, а нам как раз для макарон.

Уплетая горячие спагетти, я с трудом ворочал вилкой. Помыть посуду – и в койку, переваривать ужин и впечатления.

Написать ответ

Your email address will not be published. Required fields are marked *