Путешествие по Колумбии. День 5. (17 сентября). Zipaquira.

Путешествие по Колумбии. День 5. (17 сентября). Zipaquira.

«Одной киркой да в полной темноте соли особо не наковыряешь»

Старинная народная мудрость.

Каталина по моей просьбе разбудила меня полседьмого, потому что в восемь у меня должна была состояться встреча с колумбийским профессором русского языка в Национальном университете. Путь до университета был не близок, но ещё вчера мы нашли в расписании экспресс TransMilenio, который шёл туда прямиком, минуя пересадочный узел и кучу станций. В ожидании него я сделал ещё несколько умозаключений по поводу метробусов. Во-первых, утром в понедельник здесь ооочень много народу и все прутся в центр (ну это как бы само собой разумеется). Во-вторых, все автобусы, независимо от номеров, забирают пассажиров у одних и тех же дверей, из-за чего создаётся большая толкучка, ибо если тем, кто стоит у дверей, данный автобус не подходит, то задним рядам очень сложно в него пробраться. Ну и в-третьих, большинство автобусов в этот час приходят битком, в конце концов это не поезд из 10 вагонов: вместимость сильно ограничена. Поэтому сначала я пробивался в первые ряды, а потом пропустил два своих экспресса, потому что в них физически некуда было войти. Вот вам и TransMilenio. А с другой стороны, что же тогда у них было до этого? Страшно представить.

Но вот все препятствия позади, и я вхожу на территорию Университета. Никаких тебе пропусков, ничего. Полицейские лишь услужливо объясняют, как найти тот или иной факультет. Быстренько дохожу до Департамента иностранных языков, мельком просматривая греющие душу изображения Че на стенах зданий. Но профессора на месте не оказалось. Только тут я понял, что имеющимся у меня номером его телефона надо было воспользоваться не после того, как приехал в Универ, а хотя бы вчера вечером. Да-да, у меня завёлся свой колумбийский мобильный номер, с которого я могу звонить по стране. Вчера в центре с помощью Каталины я купил симку на 10.000 песо (6 долларов) и на телефоне, который она мне подарила (идеальный хост!) её активировал, ибо симка оказалась на 3,5G, и мой аппарат просто отказался её воспринимать.

«Ну где же вы, профессор?» Профессора я явно разбудил. Он долго извинялся и где-то в процессе наверняка назвал причину своей неявки, но я её перевести не смог. Но хотя бы вытянул из него, что в Университете занимаются три русские группы разного уровня и кроме него других преподавателей русского не имеется. То есть при желании можно попробовать здесь как-то закрепиться с ним на пару, но я совершенно не хочу работать в Боготе, поэтому я не сильно тужил по поводу несостоявшейся встречи, а достав свой большой фотоаппарат, отправился на охоту за здешними граффити.

По-любому в Университет я приехал не зря. С каждого второго здания на меня смотрел Че или его бессмертное “Hasta la victoria siempre!” (в вольном переводе что-то типа «Не отступать и не сдаваться!») Я убеждён, что студенты всего мира – это лучшая часть человечества. Только у них есть свобода действий и твёрдые жизненные убеждения, не затуманенные необходимостью юлить и подстраиваться под сиюминутную действительность. Как бы ни были наивны их взгляды, они являются единственно верными, и тот, кто сможет пронести их через всю свою жизнь, навсегда останется для меня образцом для подражания. Как Че.

Но есть здесь и ещё один герой, имя и портреты которого встречаются даже чаще, чем цитаты аргентинского революционера. Зовут его Камило Торрес. Это колумбийский герой, о котором раньше я ничего не слышал. Пришло время развеять туман невежества. Камило родился в Боготе и, будучи католическим священником, создавал учение, совмещавшее в себе основные постулаты революционного марксизма и догматы католической веры. Ему принадлежит фраза «Если бы Иисус жил сегодня, он был бы партизаном». Под давлением властей Камило оставил пост священника и примкнул к партизанскому движению Колумбии. Погиб в 1966 году (Че – в 1967) в своём первом бою при нападении на военный патруль в возрасте 37 лет (Че было 39). Благодаря своему учению Камило стал одним из основоположников так называемой «Теологии освобождения», рассматривающей бедность в качестве источника греха и призывающей бороться за социальную справедливость в обществе. К представителям данного учения относят Льва Толстого, Мартина Лютера Кинга, Мать Терезу и других, в основном латиноамериканских, лидеров. Очень жаль, что я никогда ранее не слышал о данной Теологии,  ибо она представляется абсолютно адекватной нынешним реалиям. Достаточно лишь процитировать пару основных её постулатов: 1. Христианское спасение недостижимо без экономического, политического, социального и идеологического освобождения как значимого признака человеческого достоинства; 2. Свободное принятие евангельской доктрины: сначала обеспечить человеку достойные условия жизни, и лишь потом приобщать его к вере, если он того желает.

Но я продолжаю изучать студенческие надписи. Особенно сильный отклик в душе у меня вызвали изображения людей с книгами, противостоящих полицейским, с текстом типа «Вооружившись знаниями, мы дадим отпор любому оружию». Насколько же это правильно и актуально. Хочется аплодировать стоя. Но что я вижу на углу соседнего здания? Уж не показалось ли? Протираю глаза и делаю снимок. Глядите!

«Pussy Riot свободные и дикие! Объявляем войну Государству, которое посадило их за решётку.»
 

Перевожу взгляд на вывеску над входом: «Юридический факультет»! Ну конечно же, где ещё, как ни здесь? Неужели колумбийцы знают о современной российской инквизиции? Не могу удержаться и не спросить об этом у курящих на ступеньках ребят. Сначала название не вызывает у них никакой реакции, но как только я сказал, что это русская музыкальная группа, всё стало на свои места. В Колумбии процветает феминистическое движение, и Pussy Riot действительно на слуху. Правда, о Путине особо ничего не знают, но я просветил – «el tirano» на всех языках звучит одинаково.

«Наверно это мой рай…» крутилось в голове, когда я направлялся к выходу. Понятное дело, что в целом это неправильно и не эстетично разрисовывать стены далеко не всегда красивыми рисунками и корявыми фразами. Но есть в этом что-то такое «настоящее», отчего просыпается вера в то, что род людской ещё не до конца обречён. Но сколько из тех, кто выйдет из этих стен, сможет лет хотя бы через пять вспомнить о былых принципах, когда надо будет кормить семью или просто обеспечивать себе «достойный» уровень существования?…

Метробус-экспресс несёт меня в обратном направлении только чуть дальше, на конечную северную остановку “Portal del Norte”. Отсюда уходят маршрутки в главный пункт сегодняшнего дня – город Zipaquirá (Сипакира). За смешные 4.000 песо мы быстро преодолеваем 50 километров до города, славящегося на всю страну своими соляными месторождениями. Ещё до прихода европейцев индейцы племени «муиска» (muisca) начали добывать соль в этих местах, благодаря которой сумели серьёзно поднять своё благосостояние. Если всерьёз задуматься, то человечество очень сильно зависит от такого, казалось бы, совершенно незначительного минерала как соль. Попробуйте приготовить что-нибудь без неё, это будет невозможно есть. И если она так требуется организму, то почему не встречается в каких-нибудь фруктах и овощах? Ведь никому не придёт в голову поднимать «сахарный» или «перечный» бунт, а вот «соляной» — это пожалуйста (кто забыл Российскую историю – открываем хрестоматию на странице 1648).

Но приехал я в Сипакиру, как ни странно, не за пакетиком соли. Нынче здесь открыта одна из крупнейших достопримечательностей всей Колумбии под названием «Соляной собор». Зрелище действительно захватывающее. Сначала вам предлагается пройтись по действующей шахте так называемой «Дорогой Христа на Голгофу», где огромными каменными крестами символически обозначены все его этапы: от падений Христа под тяжестью ноши до самого распятия. Далее же на глубине в 200 метров перед вами вырастает громадина настоящего храма, стенами которому служит всё та же шахта с многочисленными прослойками соли. Размеры сооружения совершенно взрывают мозг, особенно когда тебе показывают фильм про то, какую незначительную часть этой трёхступенчатой шахты, в которой по сегодняшний день добывается 40% всей колумбийской соли, ты сейчас прошёл.

Но и это ещё не всё. На входе можно приобрести комбинированный билет (26.000 песо), включающий помимо посещения стандартных религиозных ниш (а как это по-другому назовёшь?) ещё и «Путь шахтёра». Это такая экскурсия минут на сорок, где тебе одевают каску и ведут в узкие тёмные шахты, рассказывая о том, как добывали соль раньше и что изменилось сейчас. В некоторых местах специально заставляют идти в полной темноте с фразой «Почувствуйте себя шахтёрами». Как я ни старался, я не смог вспомнить, когда последний раз попадал в место, где совершенно не ощущал разницы между открытыми и закрытыми глазами. Дело в том, что в шахтах постоянно скапливаются ядовитые и взрывоопасные газы, поэтому освещать путь открытым огнём было нельзя. Вот и работали в полной темноте наощупь, пока не появилось электрической освещение. А ещё приносили с собой канареек в клетках. При наличии газа канарейка задыхалась быстрее человека, поэтому в случае её смерти надо было незамедлительно подниматься на поверхность.

Ну и в конце экскурсии тебе дают в руки кирку килограмм так под десять, чтобы мог сполна ощутить все радости шахтёрской жизни. Могу сказать, что порода настолько твёрдая, что я не представляю, с какой силы и сколько времени надо было её долбить, чтобы хватило соли хотя бы на кастрюлю супа.

После таких экскурсий начинаешь по-другому относиться к самым простым предметам окружающей действительности. Я даже не досолил макароны, которые мы готовили вечером на прощальный ужин. Ну а после еды Каталина с подружкой начали учить меня сленговым колумбийским словечкам и выражениям. И так при этом сами радовались и смеялись, что процесс сильно затянулся, и спать мы разошлись поздно, часов аж где-то в 10 вечера.

2 Responses to Путешествие по Колумбии. День 5. (17 сентября). Zipaquira.

  • Вера

    С каждый эпиграфом ты становишься все мудрее и народнее)))

  • Наталья

    Ихтиандр! )) И шахтёр дырявый впечатляет…

Написать ответ

Your email address will not be published. Required fields are marked *