Путешествие по Эквадору. Галапагосские острова. Остров San Cristobal. Волонтёрский лагерь. Вторая рабочая неделя. 12 ~ 16 ноября.

Путешествие по Эквадору. Галапагосские острова. Остров San Cristobal. Волонтёрский лагерь. Вторая рабочая неделя. 12 ~ 16 ноября.

Вторая неделя стартовала довольно мрачно. По традиции ровно в восемь все собрались за общим столом, и англичанка прилюдно сообщила, что в её комнате в её отсутствие сняли простыни и переложили её вещи, чем она категорически возмущена вплоть до того, что желает немедленно покинуть лагерь. Джованни также прилюдно сообщил, что простыни снял лично он, чтобы отнести в стирку (у меня прям камень с души свалился, значит, кроме сахара и тапок более серьёзных проблем у нас пока нет), а покинуть лагерь можно в любое время, правда, насчёт возврата денег он ничего гарантировать не может, так как об этом надо разговаривать с фирмой, которой деньги платились. На том и порешили.

В первой половине дня копали лунки. Ненавижу копать лунки, самая мерзкая работа в лагере. Ковыряешь, ковыряешь этой мотыгой, а там то корни, то камни – ни конца, ни края не видать. После обеда, когда я прилёг вздремнуть, неожиданно приехала американка с рюкзаками и заявила, что она – новый волонтёр. Я так понял, что её никто не ждал, потому что даже Джованни в доме не было. Карлос долго читал её бумажку с подтверждением участия, названивал Джованни и, наконец, получив добро, поселил нежданно прибывшую в соседней с нашей комнате. Американка молодая (22), не особо симпатичная и традиционно совсем не стройная, но вроде бы и не дура. Именно такие американки мне почему-то всё время и попадаются, так что будем считать её типичным представителем нации.

Сегодня я снова дежурный по дому, посему после обеда отправился вычищать сортиры, загаженные за трое суток без уборки. Ну а вечером – в город! Новые немки просили показать им, где здесь прачечная и банк, а я не знаю, ни того, ни другого: майки с носками руками простирываю, и наличные пока к концу не подходят. Хотя насчёт наличных надо бы уже начинать беспокоиться. У всех европейцев на Галапагосах проблемы со снятием денег в банкомате – не выдаёт и всё. У швейцарца вообще пин-код шестизначный, а ввести он его не может, потому что лимит в 4 знака стоит. Одна из новых немок тоже на мель села уже сегодня – ничего снять не удалось. Так что как-нибудь в ближайшие дни зажму в ладошку обе свои карты и пойду пытать счастье.

Обошёл несколько турагентств с вопросом: «Можно ли в выходные сгонять на остров Эспаньола?». Пишут, что там огромные колонии альбатросов, которые как раз сейчас выводят птенцов, а в середине декабря полетят в другое место, так что надо использовать момент. Но пока что возможностей его использовать я не нашёл, потому что везде предлагают только большой пятидневный круиз по всем островам с заездом на Эспаньолу. Джованни позже объяснил, что высаживаться там можно только с сертифицированным гидом, поэтому просто частную лодочку не зафрахтуешь, но он постарается узнать, можно ли как-то попасть на круизный корабль исключительно для поездки на Эспаньолу.

Во вторник, хвала небесам, обошлось без лунок. Рубили разросшиеся кустарники, чтобы освободить место для посадки эндемиков. Долго рубили и мучительно. И снова под мелким дождём (десятый день подряд периодически заряжает, но для работы оно даже лучше: не так жарко). Самое весёлое началось после обеда. Меня с Карлосом и двумя немками отправили ловить коров, чтобы доить их завтра. Карлос сделал лассо на верёвках и сказал: «Кидай». Я потренировался сначала на немках (на удивление успешно), а потом пошёл к коровам. А те уже секут фишку, что когда к ним с лассо идут, значит, ловить собираются, и разбегаются в разные стороны. Догнать не сложно, а вот лассо накинуть – это, конечно, проще застрелиться. У Карлоса тоже не с первого раза получилось, а когда получилось, то он верёвку удержать не смог. Теперь моя задача – конец верёвки схватить и бурёнку привести. Три раза я кончик верёвки в руках держал, и два из них он тупо через перчатки проскальзывал. Коленку ободрал, в навозе извалялся весь, но на третий раз я её наконец смог на ладонь намотать и удержать мычащее создание. Не понимаю только, как её завтра будем доить, если она всё время убежать норовить…

Ну и под занавес дня отмыли разрезанную напополам огромную резиновую покрышку (мы туда будем соль для коров насыпать, чтобы им кальция хватало), а потом ещё хворосту для завтрашней пиццы принесли и калитку починили. Под вечер еле сидел. Народ весь в город свалил, а я остался – всё для пиццы уже закуплено, чего каждый день-то кататься.

Ближе к полночи, когда я уже видел далеко не первый сон, меня внезапно разбудил голос швейцарца. «Мало того, что свет зажёг, так ещё и бормочет чего-то!» — подумал я. Оказалось, что он специально меня будил, потому что у нас под потолком, аккурат у его кровати, здоровенный паук притаился. Что у швейцарца, что у канадца, пауки вызывают панический страх, а я с недавнего времени в лагере считаюсь главным борцом с пауками: на прошлой неделе они в общей гостиной одного обнаружили и заорали оба, пришлось взять большой стакан и аккуратно тварь поймать и на улицу вынести. Короче, швейцарец будил меня, чтобы я с пауком справился, обещая за это мыть мои тарелки до конца недели. Хотелось послать его ко всем чертям, но пожалел, попёрся за стаканом на кухню, правда, даже и он не понадобился – только я его к пауку поднёс, он нырнул в щель в стене, и на том инцидент был исчерпан.

На следующее утро была среда, а это значит – ПИЦЦА! Замесили с утра тесто, и пошли рубить гуайяву. После иппотерапии вырубка гуайявы, пожалуй, моя любимая работа. Главное, чтобы мачете было хорошо наточено. Тогда одно удовольствие им фигачить по стволам любой толщины, гуайява мягкая и податливая, иногда с одного удара срубается.

Свою пиццу сегодня делал по проверенному рецепту прошлой недели, только немного усовершенствованному – добавил базилик с огорода и чеснока порубил, а сосиски, наоборот, исключил полностью. Но мой главный секретный ингредиент – это, конечно, майонез. Все иностранцы хватаются за головы, когда я сыр сверху майонезом поливаю, а я вообще не понимаю, как без него сочную пиццу-то сготовить. В общем пицца снова удалась на славу и даже лучше, чем в прошлый раз. А вот с одной из новых немок случился конфуз: она сверху густо посыпала купленной в магазине уже тёртой моцареллой, и та почему-то в печке не расплавилась и сгорела. Причём сгорела капитально, так что есть это совершенно невозможно. Она последняя за стол села с черным таким подносом, расстроенная вся. Ну я думаю: «Какие проблемы? Бывает. Сейчас каждый по куску для неё скинется и всё». А она уже принимается свои угли жевать. Отрезаю почти четверть своей пиццы и ей на тарелку кладу. А остальные ни хрена – поохали, поахали, а сами глазки отвели и сидят жрут. Я так и прифигел – вот же жмоты, товарищ без обеда остался, и никто даже не собирается ему помочь по этому поводу. Теперь я убеждён, что никакой коммуны здесь никогда не будет – ни немцы, ни америкосы не понимают, что это такое. Кстати, про англичанку то же самое могу сказать. Она вчера, уезжая, оставила нам на шкафчике с продуктами записку «Оставляю вам некоторые продукты, на которых я проставила цену, за которую вы можете их у меня купить. Я остановлюсь в отеле таком-то, деньги туда приносите». Я своим русским воровским умом сразу сообразил, что надо делать, а канадец озвучил ещё быстрее меня: «Так она же через десять дней улетит, и все продукты наши будут забесплатно». Мне сначала подумалось, что как-то это не хорошо, а потом подумал, что прописывать цены на пакетиках с едой, которая тебе не нужна – это вообще за гранью добра и зла, и надо действительно старушку проучить. На том и порешили. И вот сегодня такая фигня с пиццами…

После обеда напомнил швейцарцу, что он моет мои тарелки и улёгся в гамак. Тот повиновался довольно безропотно. И никакой жалости я к нему не чувствовал: если хочет человек шестерить, то мешать ему не надо. К тому же он тот ещё жук оказался – весёлый, весёлый, а как до грязной и тяжёлой работы дело доходит, тут же в кусты. Я уже два раза туалеты вычищал, он ни разу. Вчера он у канадца в камень-ножницы-бумага выиграл, а сегодня, когда всем сказали заняться уборкой, он опять такой: «Я кухню мою». «Нет, ты моешь туалеты, — сказал я и начал вытирать столы, — И не обсуждается». Это всё к вопросу, который я поднял в первом посте о лагере – как важно себя правильно поставить в группе, чтобы вот из-за таких слизняков не вылизывать туалеты каждый день.

Скоро приехали дети, которых на черном красавце мерене мы катали почти до самого заката. А потом ещё и отправились коров доить, зря что ли вчера их ловили? По пути меня чуть не насадил на рога огромный бычара. Стадо выпустили из загона, и этот какой-то совсем неадекватный выбежал: пена изо рта, копытами брыкается, а потом прямо на меня попёр (причём я в джинсах и чёрной майке – ничего красного). Я от испуга умудрился перемахнуть через забор с колючей проволокой, который мне по шею – даже не знал, что я так высоко прыгнуть могу. Джованни смеётся, типа, надо стоять на месте и бык тебя атаковать не будет. А откуда я знаю, что не будет? А если вот именно сегодня он решит атаковать? В общем, того ещё страху натерпелся, к чёрту этих быков, близко к ним больше не подойду. Да и доить у меня совсем не получалось. Неприятное это занятие и непонятное. Чуть-чуть совсем выдавил из этой висячей противной сосиски, на том дело и кончилось. У девчонок то же самое. А Карлос с Эдгаром за две минуты из той же коровы целый кувшин выдоили после нас! Фейковая фотка с полным кувшином на память – и на сегодня всё. Хороший день, интересный.

В четверг впервые за всё время моего пребывания нас отправили на самый дальний огород редиску сажать. Простецкая работа, идти только далеко. А на месте только знай себе пальцами дырочки ковыряй да семена кидай в них. Ковыряем, ковыряем и канадец такой вдруг: «Что ты мне за дрянь такую дал, что до сих пор палец зелёный весь, я его всё отмываю, отмываю, и никак». А это я ему два дня назад палец зелёнкой нашей намазал, когда он мачете порезался. «Так зато заживает, — говорю, — через неделю, глядишь, и цвет сойдёт».

Нас сегодня совсем мало в лагере осталось: швейцарец, смазливая немка и американка уехали в тур по островам. Это их серб соблазнил ещё в прошлую субботу, когда мы к скале плавали. Мне как-то неудобно было у Джованни на три рабочих дня отпрашиваться (они только в понедельник к вечеру вернутся), а европейцы спокойно, типа «Мы за этот лагерь заплатили, так что хотим – работаем, хотим – не работаем». А чего бы тогда сразу деньги на счёт фазенды не перевести и не кататься себе по островам? Не понимаю я этой психологии.

Вечером мы с Карлосом и канадцем пошли забор чинить. Ой, как нас там мошки искусали, ужас просто. День сегодня снова солнечный, и эти твари начали вылетать со всех сторон. Канадец вообще чуть с ума не сошёл, потому что он в шортах отправился, у меня же только руки пострадали, но чесались они потом дней пять, не меньше.

К пятнице наш мизерный коллектив совсем расслабился. Вяленько порубили сорняки, грядки полили и на обед. Детишки тоже что-то сильно задержались, мы даже хотели уже лошадку распрягать и в город отваливать. Зато у нас прибавление – привезли американку. Опять тётка и опять страшно активная. Я так понимаю, что это постоянный контингент любого лагеря. Но меня этот контингент как-то напрягает, хотя работают такие тётки со всей отдачей, от души, тут ничего не скажешь. Наконец прибыли и детишки. Сегодня они прям совсем другие: открытые, разговорчивые, даже и не знаю, с чем это связано. Выдал им два мячика, чтобы отрывались, а сам с большим фотиком начал охотиться за хорошими кадрами – с лошадью сегодня не моя очередь ходить. И так они у меня что-то раздухарились, что еле их обратно в джип усадили, всё бегали обниматься и ладошки хлопать. Хорошие детишки, ничего не могу сказать, настоящие такие, человечные. Но больше двух часов с ними, конечно, тоже не вынести…

7 Responses to Путешествие по Эквадору. Галапагосские острова. Остров San Cristobal. Волонтёрский лагерь. Вторая рабочая неделя. 12 ~ 16 ноября.

  • Джамиля

    Читаю, Зенчев, твои посты утром в метро по дороге на работу, потом выхожу на Савеловской, а на улице темно и -20 и стойкое ощущение, что ты с другой планеты пишешь)

    • Аня

      Позволь, угадаю… с Мелмака))

  • Лисий_хвост

    конечно, место чудесное, но вот жить с людьми, которые продают недоеденные продукты… я бы сбежала оттуда, какие-то они мерзкие, аж тошно

    • Вера

      Нее, ну приколистка да? подписать цену на продукты))) Жмотство во всем — и едой не делятся и остатки продают)) Мне кажется, я бы еще докупила бы лишних и оставила тем, кто в лагере остается)))

  • Вера

    Ставлю мега-лайки )))))):
    «после обеда отправился вычищать сортиры, загаженные за трое суток без уборки…»
    «Меня с Карлосом и двумя немками отправили ловить коров…»
    «Главное, чтобы мачете было хорошо наточено»
    «Нет, ты моешь туалеты, — сказал я и начал вытирать столы, — И не обсуждается».
    «пена изо рта, копытами брыкается, а потом прямо на меня попёр»
    «Чуть-чуть совсем выдавил из этой висячей противной сосиски, на том дело и кончилось»
    «А это я ему два дня назад палец зелёнкой нашей намазал»

  • Dmitry

    Девушка в гамаке и была «смазливая немка»?
    Очень мила… Сложно поверить что это не постановочный кадр ))
    Хотя Кирилл могу тебя понять, некоторые девушки действительно бывают очаровательны до той поры пока не проснулись.

    • alf

      Она самая. Кадр не постановочный. Она спала, я щёлкнул. И о да, лучше бы она не просыпалась!