Путешествие по Эквадору. Дни 19, 20. (28, 29 декабря). Cuenca, Ingapirca.

Путешествие по Эквадору. Дни 19, 20. (28, 29 декабря). Cuenca, Ingapirca.

Второй день в Куэнке начался с культурной программы. В городе куча музеев, и хочется побывать хотя бы в самых знаменитых. До знаменитых, правда, я в этот день что-то не добрался, но то, что увидел, тоже было занятно. Началось всё в музее, расположенном в здании действующего монастыря Непорочного зачатия и обладающего коллекцией религиозной утвари. Зачем я туда пошёл, даже и сам не знаю, наверное, хотел ещё раз убедиться в бессмысленности религиозного культа. В чём и убедился. Огромные кресты, статуи, картины, на которые явно было положено страшно много труда. Постоянно думаю о том, что если бы столько усилий направить, например, на науку, то мы бы сейчас уже города на Марсе строили. А так – безжизненные красочные предметы, запертые в каменных белых стенах, за которыми то и дело слышались очередные молитвы несчастных монашек (монастырь-то действующий) из серии «Мы все такие грешные, спасите нас»…

После такого местечка очень захотелось какой-нибудь чертовщинки. И она нашлась довольно быстро. «Запретный музей экстремального искусства» (Prohibido Museo de Arte Extremo) открыл свою витиеватую дверь за плату в один доллар. Внутри оказался музыкальный клуб жёсткой металлической направленности, украшенный всевозможными статуями драконов, оборотней или просто голых женщин. Не могу сказать, что такой подход к искусству считаю более правильным, но однозначно более честным и интересным хотя бы за свою изобретательность. И статуэтка Христа, ломающего крест о колено, мне намного ближе распятого окровавленного тела.

Помимо всей своей историчности и многообразия Куэнка обладает ещё и таким прекрасным зданием как кинотеатр. У меня уже просто ломка без хорошего кино, а тут ещё и первая часть «Хоббита» стартовала, которая тысячу раз сойдёт с экранов, пока я доберусь до Родины. В общем все эти факторы в совокупности привели меня в кинозал, где как раз давали «Хоббита» да ещё и на английском с испанскими титрами. Билет обошёлся чуть дороже, чуть в Колумбии (наверное, первое, что в Эквадоре дороже, чем там) – 4,80 USD, но всё равно страшно дёшево (правда, надо ещё учесть, что это было днём пятницы). «Хоббит» не разочаровал и не превзошёл ожиданий – добротное полотно, достойное пересмотра, но не претендующее на гениальность ни в каком отношении.

Дело было к вечеру, и я попробовал заглянуть ещё в один музей – «Древностей и интересностей Лауры» (Laura’s Antiguidades y Curiosidades), но тот оказался уже на замке, видимо, народ начал усиленно готовиться к Новому году. Хорошо, что хоть успел в турагенство «Pachuca Turs», чтобы забронировать себе поездку в Национальный парк Cajas на послезавтра за 39 долларов с обедом.  И с учётом того, что завтра я намереваюсь посетить Ингапирку, год 2012-ый у меня оказался расписанным до самого его конца, пришло время подумать о том, как этот конец достойно отметить, всё-таки не каждый год бросаешь работу и уезжаешь в одиночку путешествовать по свету. Вернулся в Cafecito и разослал местным девчонкам с каучсёрфинга жалостливое письмо, типа, не дайте несчастному горемыке заснуть в 10 вечера 31-го декабря. Молниеносно пришла пара ответов, один из которых мне пришёлся по душе, и я забил стрелку на завтрашний вечер, чтобы предварительно познакомиться и понять, насколько хорошо или, наоборот, хреново может пройти совместный праздник.

На следующее утро мне совершенно случайно повезло, и я попал на единственный прямой автобус из Куэнки в Ингапирку, который отправляется каждый день в 9 утра. Что такое Ингапирка? Это лучше всего сохранившиеся на территории Эквадора руины, использовавшиеся (строившиеся?) сначала народом каньяри, потом – покорившими их инками, а в результате – традиционно порушенные испанцами. Вообще насколько бы конкистадоры ни были ублюдочно злы и невменяемо алчны, инки по большому счёту получили по заслугам, ибо за какие-то сто лет до высадки испанцев вытворяли примерно то же самое с многочисленными мелкими народами, населявшими весь Южноамериканский континент (ацтеки, кстати, примерно в это же время зачищали центральную Мексику). Так что колесо истории вертится в правильном направлении, и высшая справедливость существует совсем не на небесах, а гораздо ближе.

Но вернёмся к Ингапирке. Вход для иностранцев обходится в довольно внушительные 6 баксов, которые себя откровенно не окупают. Основная территория – это абсолютные развалины в виде низенькой кладки в два-три камня высотой в основном квадратной формы. Можно только догадываться, как историки определили, что этот квадратик служил казармами, а этот – хранилищем зерна. Единственный интересный объект – это круглая башня с удивительной каменной кладкой без капли раствора, как в древнем доме у Котопакси. Снова встаёт вопрос: «Кто построил?» Строение не просто выделяется на фоне остальных, но явно строилось культурой, на голову выше предыдущей. Причём кладка внизу совершенно безупречна, а чем выше, тем больше встречается зазоров и следов «ремонта» с использованием раствора. То есть здесь приложили свои руки не то, что не одно поколение, а скорее всего не один народ. Но об этом можно только догадываться. Официальная версия – построили инки: разогревали камни на огне, бросали в воду, те раскалывались, потом ещё раз, потом ещё, потом скребли чем-то, полировали и подгоняли друг к другу. Не знаю, не знаю, лично я не представляю, сколько это надо скрести и как рассчитывать, чтобы в результате получилось вот такое. Рядом же ещё выложены отдельные блоки, одни с выемками, другие с соответствующими выпуклостями, т.е. тот, кто это строил, по большому счёту вообще такой грандиозный каменный паззл здесь собирал. Зачем, если можно было брать камни поменьше и цементировать? Не вяжется здесь всё как-то…

Вечером в Cafecito пришли девчонки, целых четыре подружки – три эквадорки и одна боливийка. Симпатичная только одна – Марсела, как раз та, которой я писал на каучсёрфинге (причём совершенно случайно, ибо на фотке лице вообще не было видно). Остальные так себе, но все из себя ухоженные, пригламурненные, что сразу насторожило. Сели в баре, поговорили о том, о сём, потом пошли гулять по набережной. У меня единственного был с собой фотик, и на первом же мосту с арками их понесло: «А давайте с видом на реку фоткаться, а давайте на ступеньках, и губки обязательно вытянем, а зад отклячим…» И после каждого щелчка: «Ой, а давайте посмотрим, что получилось! Ой, нет, я глазки отвела, давайте ещё раз!» И так до посинения. И не могу сказать, что какие-то дурочки с переулочка, по разговорам – вполне нормальные, адекватные девчонки, но вот эти нескончаемые фотосессии «Мы такие нереально клёвые» раздражают страшно.

Когда мы наконец миновали последний мост, девчонки предложили отправиться на дискотеку, что я, конечно, уже не потянул и, сославшись на трудный день в Ингапирке, ретировался к родному Cafecito. Где и с кем встречать Новый год – по-прежнему загадка…