Путешествие по Перу. Дни 3, 4 (10, 11 января). Cajamarca, Trujillo.

Путешествие по Перу. Дни 3, 4 (10, 11 января). Cajamarca, Trujillo.

Ночной автобус из Чиклайо был очень комфортным, и даже место у меня было на втором этаже у окошка, но заснуть я всё равно почему-то никак не мог, да ещё и в нескольких рядах позади кто-то всю дорогу блевал. И блевал так тихонечко, аккуратно, стараясь не привлекать внимание и никого не разбудить, но лично я слышал всё очень отчётливо и точно понимал: кто-то блюёт.

А в четыре утра вдруг включили свет, и народ стал выходить. «Мы уже в Кахамарке?» — спросил я у соседа. Тот утвердительно покивал. Здрасьте, пожалуйста, по Lonely Planet дорога должна занимать 10 часов, а мы доехали меньше, чем за семь. Что за фигня? Здесь же темно и страшно сейчас, в четыре-то утра.

Но куда теперь деваться? Получаю рюкзак, выхожу за ворота. Таксистов куча, только выбирай, называю хостел «Portada del sol» и сговариваюсь на 5 солей. В городе ни одной души, но много красивых фонарей под старину, что придаёт картинке очень колоритный вид. Приехали, таксиста не отпускаю, стучусь в огромную резную дверь:

— Почём у вас номер на одного?

— 75 солей.

— Ни фига себе. А кровать в общем номере?

— Кровать есть.

— Сколько стоит?

— Говорю же, 75 солей.

— Да нет, кровать в номере, где много кроватей.

— А сколько надо кроватей?

— Да одна нужна, только на меня.

— 75 солей.

Так, похоже наименование «хостел» здесь только для красивого словца. Про запас у меня есть второй вариант – хостел “Cajamarca”. Едем туда. «Почём у вас поспать одному?» «110 солей самое дешёвое» Понятно, давай обратно в Portada del sol. Тут таксист начал выкоряживаться:

— Так это уже третья ходка будет, 15 солей выйдет.

— Да ты совсем что ли охренел? Мы ровно минуту сюда ехали от того хостела.

— А какая разница? Пять солей за ходку. Три ходки – 15 солей.

— Десять солей получишь за наглость и ни соля больше, поехали, без разговоров.

Тот аж покраснел от ярости, проехал нужный поворот, сдал задом со страшной скоростью и чуть не порвал десятку, которую я ему вручил. Ещё я боялся, что в «хостеле» потребуют два раза по 75 – за эту ночь и за следующую, но нет, обошлось – договорились, что сегодняшняя не считается, а завтра с утра ещё завтрак получу. Быстро прыгаю в постель и выключаюсь, обо всём остальном подумаю, когда проснусь.

Очнулся где-то после одиннадцати и сразу в город. Ориентация снова шахматная, так что заблудится трудно. К тому же взял на главной площади в инфо-центре хорошую карту и расспросил, что здесь самое интересное и как пешком дойти до автобусного терминала. Площадь, кстати, выглядит очень прилично – деревья, скамеечки, два собора с обеих сторон, в общем, есть, чем полюбоваться. Одни соборы, некоторым из которых уже более трёхсот лет, чего стоят – все из себя такие витиеватые, самобытные, в других местах такого не наблюдал.

Немного об истории Кахамарки, чем же она всё-таки так знаменита? Дело в том, что здесь разыгрались драматичные события, ставшие фактически эпилогом постыдного испанского завоевания континента испанцами. В 1527 году, находясь при смерти от завезённой на континент оспы, верховный правитель инков Уайна Капак завещал разделить власть между двумя из шести его сыновей: Уаскаром (старшим) и Атауальпой (любимым), чем порушил весь традиционный порядок передачи всей власти по старшинству. Каждый из наследничков, естественно, захотел стать правителем единоличным, посему началась внутренняя вражда, из которой аккурат к приходу в Перу испанского отряда во главе с Франциско Писарро в 1532 году вышел победителем Атауальпа. И вот в этой самой Кахамарке на этой самой главной площади Писарро назначает Атауальпе встречу, на которой перебивает всю его охрану и берёт самого вождя в плен. Атауальпа предлагает за себя выкуп – заполнить помещение, в котором его держат, золотом, а соседнее – серебром. Писарро соглашается, и вот в Кахамарку со всех концов инкской империи потянулись индейцы с самыми разными предметами из драгметаллов. Ну а когда «выкуп Атауальпы» собрали и переплавили, то самого индейца обвинили в поклонении «неправильным богам» и приговорили к сожжению. Правда в результате не сожгли, а задушили, потому что Атауальпа перед самой казнью согласился принять христианство, так как по индейским верованиям тело ему ещё понадобится в загробной жизни.

И вот с тех пор в Кахамарке начали строиться католические храмы, а до наших дней удивительным образом сохранилось то самое здание, где испанцы держали Атауальпу и которое тот пообещал заполнить золотом. Правда, нынче смотреть на это здание не особо интересно: во-первых, ведутся какие-то археологические работы и внутрь даже не пускают, а во-вторых, ничем примечательным данная каменная постройка из ряда аналогичных не выделяется.

После того, как купил в Терминале Linea билет на завтрашний утренний автобус до Trujillo (20 солей и обещали, что за шесть часов доедем), поднялся также на небольшую смотровую площадку, с которой стало ясно, что в целом городишко-то довольно посредственный, и кроме главной площади да нескольких раскиданных вокруг соборов, в нём ничего больше и нет. По дороге в отель купил себе бутылочку “Inca Cola” – национального Перуанского напитка, жёлтой газировки со вкусом сладкой жвачки. Инка Колу здесь настолько любят, что даже Coca Cola в своё время не смогла с нею тягаться и в результате купила половину компании за хренову тучу денег, точная сумма которой не раскрывается. Так что побывать в Перу и не попробовать было бы по меньшей мере странно. Но вкус, конечно, совершенно отвратительный, не осилил даже половины бутылочки. Ужасная дрянь.

С утра вчерашняя Инка Кола дала о себе знать – не слезал с унитаза. Но автобус ждать не будет, и вот ровно в 10.30 я уже покидаю Терминал Кахамарки. Дорога до Трухильо заняла всё-таки семь часов, вместо шести обещанных, но хотя бы не десять, снова указанных в Lonely Planet. И дорогой выяснилось главное неудобство двухэтажных автобусных монстров Linea – все окна у них снаружи обклеены какой-то мелкой сеткой, из-за которой совершенно невозможно в них смотреть. И если по ночам я этого не замечал, то на исходе шестого часа дневного пути данный факт начал чудовищно раздражать, хотя, конечно, смотреть было снова не на что – пустынные загаженные обочины и больше ничего.

Вчера специально полазил по Интернету в поисках дешёвых отелей (как выяснилось, хостелов в их классическом понимании в Перу действительно практически не существует, просто «отелями» называют гостиницы классом повыше и с ценами подороже, а так практически везде тебе в любом случае предложат номер, а не койку). По Трухильо я вроде бы выискал один настоящий хостел, но у него не было даже фоток, зато уже в автобусе, открыв Lonely Planet, обнаружил на страничке о Трухильо флаер хостела “Mochilero” (в переводе «Бэкпекер»), который взял ещё в эквадорской Вилькабамбе и совершенно о том забыл. На флаере были фотки классических хостельных двухэтажных кроватей да и название свидетельствовало о том, что это как раз то, что мне нужно, и я решил отправиться туда.

Терминал Linea снова оказался на отшибе, и такси до Mochilero обошлось в очередные 5 солей, правда, в этот раз ехать было действительно далеко. Mochilero оказался тем, чем и должен был – классическим хостелом с кроватками в общей комнате по 20 солей (8 долларов) за ночь. Вот это я понимаю – экономия. Бросаю вещички и в город, успеть до захода солнца мельком осмотреться (благо, чем дальше продвигаюсь на юг, тем позже темнеет, так что минимум до 18.30 ещё светло).

Когда я подошёл к Главной площади, она как раз предстала мне во всей красе в самых закатных лучах: много старинных зданий, фонариков под старину, деревьев по периметру и, конечно же, пламенеющий на солнце собор-красавец. В Трухильо мне уже определённо нравится, во всяком случае, это однозначно самый приличный город, который я пока посетил в Перу. Ещё больше я уверился в этом, когда обнаружил, что на другом конце площади начинается большая пешеходная улица, чуть ли не первая в моей поездке. Это подняло Трухильо ещё выше в моих глазах, и даже отстойный ужин в китайском ресторанчике за 9 солей не смог испортить общего положительного впечатления. Хотя окончательные выводы, конечно, буду делать завтра, когда основательно всё облажу и наделаю очередную кучу фоток.

Написать ответ

Your email address will not be published. Required fields are marked *