Путешествие по Боливии. Дни 1, 2 (1, 2 февраля). Copacabana.

Путешествие по Боливии. Дни 1, 2 (1, 2 февраля). Copacabana.

Перед тем, как покинуть Перу, я напоследок отоспался в Пуно по полной (не меньше 12-ти часов), всё-таки высота в 3800 даёт о себе знать: не поспишь – ноги волочить перестанешь. Взял такси до Терминала (благо, здесь он один), а там меня моментально подхватили в маршрутку, что за 10 солей и 2,5 часа с ветерком доставила к самому пограничному пункту городка Yunguyo. Вообще в Боливию из Пуно можно попасть двумя путями – через Desaguadero, если вам в Ла-Пас, и как раз через Yunguyo, если хочется ещё посмотреть на самое большое в мире высокогорное озеро Титикаку. Время в дороге по Перуанской стороне будет примерно одинаковым, а вот от границы до Ла-Паса закладывайте ещё часа три-четыре (и не смотрите, что расстояние совсем маленькое, об этом мы ещё поговорим).

Итак, я выбрал Титикаку, всё-таки очень хочется поплавать по её водам, раз уж здесь оказался. В пограничном пункте Перу не было ни одного человека, и всё процедура заняла ровно две минуты: забрали миграционную карточку, что я заполнял при въезде, шлёпнули штамп – всё, давай, до свидания. Граница здесь впервые не в виде моста, а в форме арки, забавно – прошёл через сказочную арку, оказался в другом мире, поттеровщина прям какая-то. Правда, сначала я не особо почувствовал, что мир изменился, потому что у Боливийских погранцов тоже не было желающих на въезд. Русским в Боливию требуется виза, которую ставят за деньги на границе. Можно, конечно, и бесплатно – собирайте документы, фоткайтесь, бронируйте гостиницу и несите всё это добро в Боливийское Посольство где-нибудь в Лиме. У меня не было никакого желания заниматься всей этой мутотой, да ещё и сдавать свой паспорт куда-то, поэтому первыми моими словами у погранцов стали: «Мне бы визу, пор фавор». Ребята были расслабленные, им понравился мой берет со звездой и разговаривали они очень тактично (кстати, не первый раз замечаю, что благодаря берету люди в форме принимают меня за своего, и никаких проблем у меня с ними никогда не бывает). Дали заполнить анкету и попросили 360 боливиано (это здесь так деньги называются) за визу на 30 дней (больше не дают). В долларах брать отказались, отправили за угол менять по курсу в 6,75 (официальный – 6,95). Деваться некуда, меняю, плачу требуемую сумму, которая вышла в 53 бакса, мне вклеивают маленький зелёный прямоугольничек аккурат на разворот с финским шенгеном, шлёпают штамп и от руки вписывают крайний день выезда – 2 марта. Всё, добро пожаловать в Боливию!

От пункта до города на берегу Титикаки под названием Копакабана (не путаем со всемирно известной набережной в Рио) ходят маршрутки. Смешные 4 боливиано за 15 минут езды. Выгружаюсь со всем своим скарбом на Главной площади, залитой ярким солнцем. Быстро нахожу основную улицу, спускающуюся прямо к озеру, и иду, сверяясь с картой, к одному из отелей из Lonely Planet. Номер предлагают за 40 боливиано (снова какая-то смешная цена — 6 баксов). Прошу показать. «Вот ключи, иди, если надо, на втором этаже». Я много слышал о паршивом характере боливийцев, но такое отношение на ресепшне в отеле всё равно стало неожиданностью. Ладно, беру ключи, иду. Ужасный отстой – кроме кровати нет ничего, плюс такое обращение – на хрен отсюда. Выхожу обратно в самое пекло. Далече мне перемещаться не стоит, татуировка всё-таки ещё не зажила и желательно не потеть, да и большой рюкзак на одном плече далеко не допрёшь. Поднимаюсь чуть вверх по той же улице и сворачиваю в ближайший отель с небольшим садиком на входе. Хозяин здесь не лучше, но хоть номер показал. Такая же задница (ещё и за бетонной перегородкой, на которой нарисована реальная старуха-смерть в лодке), но со столиком и вообще за 30 (!) боливиано. Ок, остаюсь, не могу больше мотаться по этой жаре.

Бросаю вещи, выхожу на разведку. Сегодня пятница, и город готовится к стартующему завтра карнавалу. Дети выкладывают на асфальте разные картинки из цветочных лепестков, потом по этим картинам ходят процессии, возглавляемые священников и скульптурой девы Марии (праздник-то изначально посвящён местной богоматери), за которыми следуют «танцоры» всех мастей, разодетые кто во что горазд, замыкает всё это дело оркестр. И вот весь день ходит кругом по городу штук, наверное, десять таких групп, соревнующиеся в степени безумства своих одежд. Как я понял, сегодня у них репетиция, но квасить они уже начали, на каждой остановочке обязательно стаканчик пивка в себя закинут…

Немного о том, что мне известно о Боливии, чего от неё жду, и зачем я вообще здесь. Начнём с последнего: я здесь по двум причинам: во-первых, в этой стране в 1967-м году был расстрелян один из величайших героев XX века – Эрнесто «Че» Гевара, и я не могу не поклониться его памяти, ну а во-вторых, эта страна тупо лежит у меня на пути, и не хочется оставлять её белым пятном в своём путешествии. Всё, других причин посетить Боливию у меня откровенно нет. Теперь, что я о ней слышал? Ничего хорошего. Тактичные французы называют её «самобытной», все остальные просто клеймят, особенно её неприветливый народ и отвратительную логистику. Добавляем к этому также, что февраль – это самый дождливый месяц в этом регионе, и в этом же месяце по всей стране идут карнавалы, что означает проблемы с жильём, перемещением и всем остальным. Думаю, теперь вы и сами можете ответить на вопрос, чего же я жду от Боливии. Только одного – чтобы она поскорее кончилась, и я въехал в самую развитую и безопасную страну континента – Чили…

Но сегодня всего-навсего мой первый день здесь, и надо как-то брать себя в руки и пытаться выискать какие-то положительные моменты в моменте настоящем. Посему отчаянно щелкаю затвором при прохождении мимо всё новых и новых костюмированных групп, спускаюсь к Титикаке и, наконец, покупаю себе лодку на завтра к Острову солнца (Isla del Sol), что расположился непосредственно в центре озера (35 боливиано исключительно транспорт).

Спать этой ночью мне пришлось недолго. На главной площади в разных местах установили маленькие сценки с огромными колонками, которые врубали на полную мощь, что они аж хрипели. Слышно этот ад было по всему городу, и продолжалось это даже глубокой ночью. Посему подъём в 7 утра дался мне нелегко. Пошёл искать себе завтрак, но город был мёртв (ещё бы, после вчерашнего-то), открытым оказался только один ресторанчик, где я полчаса ждал яичницу, которую принесли, когда я уже широкими шагами направился к выходу (Добро пожаловать в Боливию!) Следующая радость дня – лодка. Длинное закрытое корыто, в котором даже не раздали спасжилетов. Ехали мы с такой скоростью, что поначалу казалось, что по крайней мере один из моторов на этой посудине просто отказал, а скорее даже так – отказали все и остался только один, который ещё как-то крутится. Потом, правда, я увидал, что лодки, идущие нам навстречу, тащатся не многим быстрее, и чутка успокоился. За бортом было холодно, серо и очень неуютно. Вот тебе и Титикака, слёзы сплошные.

Ну, доплыли с горем пополам. На причале встречает маленький местный индеец и начинает рассказывать про остров и его обитателей. Ведёт в музей затонувшего города (это не метафора, здесь действительно на глубине нашли остатка древнего поселения и достают оттуда амфоры разные глиняные поделки), а оттуда через пляж, на котором в палатках живут самые кондовые хиппи, которых я только видел (ну, собственно, с такими ценами, где им ещё обитать, кроме как в Боливии, да на священном озере инков?) поднимаемся на холм, откуда наконец открывается шикарный вид на окружающую природу. Всю дорогу то принимался ливень, то выходило солнце, но в конце концов остров оправдал своё название и закрепил светило на небосводе уже до самого вечера. На солнце картинка стала совсем другая, сразу так и полезли в голову ассоциации с нашим Байкалом – такие же глубокие синие цвета, такой же остров посередине, так же окутан легендами.

Кстати, о легендах: инки верили, что именно на этом острове Верховный бог солнца (Виракоча) в своё время создал солнце, луну, время и первых людей из больших камней. Но те люди его чем-то прогневали, он наслал на них потоп, во время которого солнце с луной укрывались как раз на этом острове на Титикаке (гид нам даже показал конкретное место, где они прятались), а потом создал новых людей из камней поменьше… Не наталкивает ни на какие мысли, нет? Всемирный потоп описан практически во всех культурах в разных частях света, огромные люди, которые строили мегалитические сооружения, их внезапное исчезновение… Вроде бы паззл начинает складывается. Конечно, ещё читать и читать про это всё, но базис для себя я уже сформировал, дальше можно шлифовать надстройку.

И ещё очень важный факт: после «перезагрузки» человечества Виракоча ушёл за горизонт по океану. А был он высоким и белокожим. Вот почему, когда первые конкистадоры высаживались на континенте, их принимали за богов, что также непосредственно повлияло на всю историю конкисты. Вот так.

В общем, как ни крути, островок с историей, ничего не скажешь. Правда, вычленить из всего этого какие-то реальные события, конечно, тяжело, да и древние руины здесь – это действительно руины, и смотреть на них не особо интересно. Что действительно заслуживает внимания, так это пейзажи, прозрачная вода у берега и все оттенки бирюзы на глубине. А вот с фотиком у меня беда, как только достал его сегодня первый раз, обнаружил, что внешний экранчик, на котором показываются отснятые кадры, разбит. И разбит очень основательно, как будто бы по нему со всей силой долбанули каким-то очень острым предметом. Совершенный парадокс, потому что вот уже два с половиной года куда только этот фотик не падал, и всё с ним было нормально, а вчера реально не происходило никаких неприятностей, и уж тем более таких, что могли бы вызвать такие последствия. Я потрясён. На что свалить? Ну разве что на саму Боливию. Первый день здесь, и сразу такая хрень с техникой. Правда, на сами фотки это никак не влияет, и экранчик, хоть и разбитый, продолжает показывать. Так что по большому счёту ничего страшного не произошло, главное – по возможности быстро заменить стекло, чтобы не стало хуже. Хотя где я в этой стране найти нормальный сервис – это очень большой вопрос.

Обратно я ехал на открытой верхней палубе нашего корыта в интересной компании из русского (второй русский в моём путешествии!), который живёт преимущественно в США, итальянца, двух австриек и паренька-швейцарца, что провёл на острове пять дней в какой-то пещере, занимаясь духовными практиками. Более забавной компании было трудно придумать. Я спросил у швейцарца, действительно ли остров является «местом сильной энергетики», как о нём говорят, и верит ли он в то, что книги Кастанеды написаны на основе личного опыта и не являются художественным вымыслом. На оба вопроса парнишка ответил: «Несомненно, да». Видимо, без Кастаньеды мне уже никак не обойтись.

На ярком высокогорном солнышке, в окружении скалистых берегов острова, обсуждая все возможные страны мира, мерзкий характер боливийцев и произведения Стефана Цвейга, мы откровенно наслаждались черепашьим ходом посудины. По пути сделали ещё маленькую остановочку на южном берегу острова, но смотреть там было в принципе не на что – так, поднялись наверх по сельскохозяйственным террасам и вернулись обратно.

Прибытие в Копакабану – это как холодный душ, возвращающий тебя в убогую Боливийскую реальность. Суббота, карнавал, на Главной площади куча пьяного народа, везде воняет кислым пивом в худших традициях первых «Нашествий» и вообще негде поесть – даже те рестораны, что открыты, подают исключительно напитки. Только в каком-то грязном переулке отыскал закусочную для местных, где сожрал две порции курицы с макаронами, и поспешил укрыться в своём убогом жилище. Но заснуть, несмотря на усталость, снова сразу не удалось. Из динамиков лилась не просто шипящая музыка, но ещё и страшно фальшивые голоса каких-то местных певцов. До полуночи ворочался с боку на бок и всё пытался рассчитать, сколько же дней мне может понадобиться на то, чтобы выбраться из этой клоаки в Чилийский рай…