Путешествие по Боливии. Дни 6,7,8 (6,7,8 февраля). Cochabamba, Santa Cruz.

Путешествие по Боливии. Дни 6,7,8 (6,7,8 февраля). Cochabamba, Santa Cruz.

Выехать в Кочабамбу я хотел раненько с утра, ибо путь не близкий – 7 часов в дороге обещают. Но традиционно проспал. Посему прибыл на такси (12 боливиано) в Терминал только ближе к десяти утра. Меня тут же взяли в оборот, пообещав автобус выездом в пол-одиннадцатого и всего за какие-то 40 тугриков (считай, 6 баксов). На билете, правда, оказалось время выезда в 10.45, по факту стартовали в 11.00, час выезжали из пригородов Ла-Паса, потом без малого семь часов в пути и ещё с час сквозь такие же пригороды Кочабамбы. В итоге вышло девять часов, проведённых в автобусе с одной коротенькой остановочкой на ланч. Про ланч стоит рассказать отдельно: придорожная хатка, в которой предлагали комбо-обед за 15 боливиано. «Ну, отчего бы не отведать?» — подумал я. «Да оттого, что эту дрянь ты, подыхать будешь, в себя не запихнёшь», — должно было прозвучать в ответ изнутри, но не прозвучало. Посему пришёл к этому выводу на практике. Суп из какой-то перемолотой крупы без какого-либо вкуса со столь любимой мною юккой, на второе же рис, какой-то мерзкий разваренный рис с пылью от овощей или уж не знаю чего. Я умудрился сожрать даже кусок юкки, но на большее, простите, меня не хватило даже с учётом того, что с утра заправился в Локи лишь чашкой чая с булочкой.

А ещё там был туалет. Платный. 2 боливиано. В эту цену даже входит кусок туалетной бумаги. Но, друзья мои, упаси вас Творец от того, чтобы ею воспользоваться. Прости войти в эти бетонные перегородки – это надо набраться мужества и отваги, пописать – медаль, что-то ещё – ну это я даже не знаю, памятник в бронзе если только. И вот ничего не могу с собой поделать – всё время думаю в этой Боливии о России, и такой показательный фактор, как туалеты, роднит их словно сестёр-близняшек.

В Кочабамбе же был автобусный Терминал. Выглядел он, конечно, иначе, чем туалет по дороге, но эффект воздействия на психику примерно такой же. Как же вам это получше описать? Ну, это вот такая огромная коробка с людьми – внутри все стоят и пытаются перемещаться с огромными баулами в руках, снаружи половина стоит, половина сидит на этих баулах, а вокруг огромные двухэтажные автобусы медленно приезжают и уезжают, приезжают и уезжают. Такого хаоса в Терминале я не видел реально НИ-КОГ-ДА. Неимоверным усилием воли пробрался к выходу. Мать вашу, а у выхода-то то же самое! Только вместо автобусов легковушки. Темно, все гудят, орут, а главное – ни одного такси! Ну это уже просто за гранью добра и зла! Метаюсь между легковушками, у которых на стёклах есть хоть какие-то знаки “Taxi”, но безрезультатно – все битком. Только машине на десятой, упилив довольно прилично от Терминала, удача мне улыбнулась, я запрыгнул в какую-то развалюху, и мы потащились в хостел “Jardin”.

По большому счёту мне повезло – машина действительно оказалась такси, а не бандитской колымагой с наклейкой, которых здесь наверняка пруд пруди, привезла к хостелу, и я выдохнул с глубочайшим облегчением. Хостел был убогим, но с Интернетом (просили 70 за ночь, сошлись на 50-ти), да мне по большому счёту сейчас нужно было только одно – укрытие. Я его нашёл и был счастлив. Всё остальное завтра. Сегодня ещё только ужин…

Ужин – это, конечно, тоже стрём. Здесь же стемнело давно, время ближе к девяти вечера. Спросил на ресепшне, где мне еды раздобыть, отправили на большую улицу через три квартала. Дошёл, боязливо оглядываясь по сторонам, снова грязь и разруха, какие-то огромные вонючие мусорные баки прям на улице, коптящие раздолбанные автобусы и ничего приличного по жратве. А до этого по дороге приметил надпись «Пиццерия», решил вернуться, ибо удаляться сейчас от хостела – это вообще не вариант. Там и съел большую пиццу с двойным сыром и грибами и свежим соком из дыни всего за 44 боливиано (6 долларов). Всё, день завершён. В укрытие!

С утра сговорился с отелем подержать номер до семи вечера за 35 боливиано и пошёл в город. С солнышком оно, конечно, поприятнее, но не намного. Грязь, обшарпанность и страшные граффити никуда не делись. Искал магазин «Плюющейся ламы» (Аргентину-то так и не купил), нашёл – закрыт. Зашёл в сервисный центр Кэнона (с разбитым экранчиком-то надо что-то делать) – чинят только копиры. Прошагал через полгорода до особняка Portales начала XX века со здоровенным парком – не пустили (только с гидом и только с 15.30!) Последним пунктом зашёл в Музей археологии – ничего особенного, но хотя бы выставлено много оригинальных мумий. Фоткать нельзя, но я там был вообще один, поэтому плевать хотел на всё, должен же быть хоть какой-то положительный выхлоп от этого убогого дня и уродского города, так что фоткал всё, что хотел. Забавно, перуанцы своим мумиям строят специальные ящики, морозят за минус двадцать и охраняют как зеницу ока – здесь просто за стекло поставили и по хрену, ну чем вам не Россия?

Ещё в Кочабамбе есть своя статуя Христа с раскрытыми объятьями. Стоит она на холме высотой в 33 метра (по числу лет, прожитых мессией) и сама высотой в 34 с хвостиком вроде как даже чуть-чуть, но всё-таки выше статуи в Рио, что делает её вообще самой высокой статуей Христа в мире (!) Про то, что она такая выдающаяся, я, честно говоря, прочёл уже позже. Сейчас же я знал только то, что пешком к ней ходить не рекомендуется, ибо нередки случаи нападений, а откуда отправляется фуникулёр, я так и не понял. Поэтому тупо забил на это дело и вернулся в номер перевести дух.

Аккурат перед моим отъездом в хостел прибыла какая-то очень шумная пьяная компания, очень похоже, что местные. Срочно хватаю такси и мчусь в Терминал. Это всё равно, что из огня да в полымя, но куда деваться? Не успел выйти из такси, как мне уже предлагают автобус в Санта Круз. «Кровать» за 50 боливиано. Соглашаюсь, не раздумывая, лишь бы провели через это ужасное здание. На моём билете стояло время отправления 19.30, у соседей – 20.00, поехали в 20.30. И тут (о, счастье!) я нашёл в Боливии положительный момент, который лучше, чем в других посещённых мною странах Южной Америки (ну ок, второй, первый – это низкие цены). Так вот – автобус-кровать здесь действительно кровать, раскладывается градусов, наверное, на 150. Да и серпантина не было, посему я даже смог реально поспать (ну, имеется в виду после того, как из динамиков над ухом перестали орать «Неудержимые-2» и «007: Координаты Скайфолл» с пиратских дисков с русскими (!) надписями).

В Санта Круз прибыли где-то в районе семи утра. Но здесь хотя бы более-менее адекватный Терминал, и такси на выходе имеются. Еду в хостел Jodanga Backpackers — обладателя исключительно превосходных отзывов на трипэдвайзоре. Место действительно оказалось очень симпатичное, но обломись, мест нет, ибо карнавал, мать его. А я ещё так радовался, что успел вырваться до его начала из Ла-Паса. Зря, здесь в ближайшие выходные начнётся всё то же самое. «Ну ок, посоветуйте что-нибудь, где может найтись для меня местечко?» «Residencial Bolivar, в самом центре» «А можно им позвонить спросить про наличие мест?» «Не вопрос, давай 1 боливиано».

Значит, объясняю, зачем один боливиано. Во всех отелях телефонные аппараты – это что-то похожее на бабушкин сундучок XIX века только с кнопками. Чтобы эта хрень куда-нибудь позвонила ей в специальную щель надо вставлять монетки. Короче, обычный советский таксофон, только поменьше и переносной. То есть, получается, в плане телефонов мы даже Боливию немножко опередили, пустячок, а приятно.

Место есть, в комнате на пятерых за 80 боливиано. Снова такси (его, кстати, вызывают по рации, а не по телефону – удивительное достижение боливийских коммуникаций) и в Residencial Bolivar. Хостел неплохой, особенно радует тенистый патио в самом центре, полностью заросший зелёными насаждениями. Ну и главная фишка – собственный тукан Симон! Живых туканов я, кажется, ещё в жизни не встречал, а здесь он тебя прям на руку садится, клювом щёлкает и глядит так внимательно-внимательно. Птица совершенно фантастических цветов и очень забавная.

Грешным делом даже подумал, что хорошо бы такую себе в Москве заиметь, но вот специально для таких, как я, на самом ресепшне висит агитка: «Одна тропическая птица у вас дома – девять погибших во время переезда». Кстати, есть и объявление для волонтёров – организация Inti Wara Yassi предлагает поухаживать за животными, которых конфискуют у нелегальных торговцев. Судя по информации на сайте жить надо в одном из трёх парков где-то в довольно глухой боливийской местности, вплоть до того, что даже без электричества. Хотя в этом есть даже некий кайф – полный отрыв от цивилизации. Плюс цены на еду (и не только), как я уже не раз писал, здесь ниже, чем в любом другом регионе. Так что если вдруг всё достало и хочется с месячишко повыгуливать пуму или очкового медведя, то не бойтесь своих желаний, а собирайте рюкзаки и вперёд.

Ну а в моём хостеле, помимо Симона, ещё есть и просто шикарнейший завтрак – свежий сок, фрукты, булочки, чай. Заправляюсь всем этим от души и в город. Раннее утро, а солнце уже шпарит довольно прилично. Главная площадь всего в двух шагах. Ну, понятное дело, деревца, Правительственное здание, собор. На собор, кстати, можно забраться. Но опять же, убогость боливийских идей просто поражает – смотровая площадка наверху затянута такой мелкой проволочной сеткой, через которую не пролезает даже объектив моего маленького Кэнона! «Я в России, я в России», — так и вертится постоянно в голове.

Так, что ещё в этом городе? Ещё есть маленький парк с прудом, но в нём даже не удосужились высадить деревца. Где-то залили бетоном, где-то положили плитку, и теперь в жару здесь просто ад. Всё, вот тебе и весь Санта Круз. Возвращаюсь в хостел и традиционно засыпаю (как бы там ни раскладывались сиденья в автобусах, выспаться в них всё равно практически невозможно).

Проснулся как раз вовремя для того, чтобы успеть в возможно единственное интересное место этого города – зоопарк. Такси за 15 боливиано увезло меня довольно прилично от центра, вход – ещё три, и вот я уже брожу меж вольерами с тропическими птичками. В общем-то птицы – это явно конёк этого зоопарка: здесь тебе и огромные попугаи, и всё те же туканы, и фламинги, и совы, и даже кондор. Наконец-то я его увидал его вживую. И я, конечно, помнил, что это есть «самая большая птица западного полушария», но как-то не осознавал, что настолько. Даже в сидячем положении производит впечатление очень мощного существа, представляю, каково оно в полёте.

Ну и без боливийского идиотизма снова, конечно, не обошлось. Если для птиц здесь условия более-менее неплохие – здоровенные вольеры, прудики, то каким же надо быть уродом, чтобы закрывать диких кошек, типа, пум и ягуаров в крохотные бетонные коробки, где им даже ходить негде. Ненавижу Боливию, ненавижу.

Обратно на такси тратиться не стал. Залез в первый автобус, что ехал в направлении центра (1,5 боливиано), и следил по карте, куда же он меня везёт. Повезло, довёз почти до отеля. Заканчиваю день в дорогом итальянском ресторане, ну как дорогом – 10 баксов за лазанью и свежий сок, по московским меркам дешевле не придумаешь, и спать – завтра снова в путь, до моей главной цели в Боливии – места расстрела Че – осталось совсем недалеко.

Написать ответ

Your email address will not be published. Required fields are marked *