Путешествие по Боливии. День 18. (18 февраля). Salar de Uyuni. Итоги.

Путешествие по Боливии. День 18. (18 февраля). Salar de Uyuni. Итоги.

В семь утра все стояли у ресепшна по стойке смирно (я же говорил, группа подобралась шикарная). На завтрак дали стандартные чай-кофе и булочки с маслом-джемом. Немца почему-то это не устроило (где он в Боливии, интересно, какой другой завтрак видал?) и он из принципа выбил ещё корзиночку хлеба, который, правда, всё равно никто уже есть не стал.

Грузим свои рюкзаки на крышу джипа (только француз налегке, он по окончании вернётся в Уюни, бедняга) и выдвигаемся. Первая остановка через полтора часа пути в каком-то зачуханном городишке. Зачем? Да не зачем. На туалет. Ну и, ясен пень, на сувениры. Никто из наших, конечно же, ничего не купил, но тупо стояли ждали полчаса, пока соберутся пассажиры из двух остальных джипов (мы, видите ли, должны ехать колонной на случай, «если с какой машиной вдруг чего» – правило довольно грамотное, но я ниже объясню, чего я о нём так язвительно).

Ещё часа полтора и мы в «каменной пустыне». Занятный пейзаж, ничего не могу сказать: огромные скалы, обработанные ветром и временем до самых причудливых форм и размеров. Здесь я уже принялся искать вискачи. Если кто вдруг не слыхал, вискачи – это такие очень жирные кролики с ужасно смешными вечно уставшими мордами, что обитают как раз в этой местности. Очень хотел их увидать вживую, но с первой попытки не удалось. Здесь же дали и обед. Снова достойно – кусок курицы с макаронами. Я бы, конечно, навернул тарелочки четыре, но на всех хватило только по одной.

Едем дальше. А вот и первая поломочка. Стоит ли говорить, что, когда она случилась, два других джипа из нашей «команды» уже упендрючили. «Здесь должны быть вискачи, можете пока пойти поискать», — сказал водитель. И мы пошли. Вискачи, конечно, снова не было, но отфоткали очередные пейзажи. Удивительно, но починились мы довольно скоро, так что уже минут через десять выдвинулись дальше.

Проезжая здоровенную лагуну с фламинго на другой стороне, попросили остановиться, чтобы пофоткать. Остановились, пофоткали (фламингов, правда, на кадрах почти и не видно, далеко слишком), а вот завестись потом, понятное дело, уже не смогли. «Пойти поискать вискачи, да?» — спрашиваю. «Ага», — кивает водитель. И мы опять пошли. Здесь, кстати, оказалось вообще очень интересно – на каждом шагу чьи-нибудь кости обглоданные и ещё дырки в песке кругом. Ну и если кости – это прикольно, то дырки нас всё-таки нервировали, потому что никто из нас не знал, могут здесь быть ядовитые змеи или нет. Ну а на предположение, что «если бы они здесь были, нас бы, наверное, предупредили», мы только все вместе грустно покачали головами… Так что всё это было очень похоже на начало какого-то тупого голливудского ужастика, и мы даже делать ставки, кто из нас по сценарию скончается здесь первым, но джип почему-то снова починился, и мы поехали дальше.

Дальше мы уже останавливаться не просили, а большая часть экипажа, включая меня, просто отключилась после всех этих прогулок по костям, даже не заметив, как в какой-то момент мы въехали в настоящую пустыню, где только песок, скалы и больше ничего. Я пустыни не люблю. Вообще не люблю. Не считаю их красивыми ни в каком виде. Это безжизненность, пустота и тлен. Остановились мы здесь лишь раз, у каменного дерева (Arbol de piedra). Действительно, очень похоже, прям как с полотен Дали сошло. И сколько же сил и времени ушло у ветра с песком, чтобы такое сотворить?! Уму непостижимо.

А вот, наконец, добрались и до входа в Национальный парк. Здесь платим 150 боливиано за вход и уже пешочком отправляемся к лагуне, что раскинулась здесь же – в самой что ни на есть пустыне, да ещё ко всему её сверху кто-то фламингами посыпал. Ну вот как этим не восхититься? К птичкам снова не подойти – они по колено в воде ходят и к людям не приближаются, но картина фантастической красоты. Вообще почти всё, что мы уже увидели в этом туре, достойно только превосходных эпитетов. Даже жалко, что чилицы в Тихоокеанскую войну сюда не зашли, получается, что на территории Боливии всё-таки есть такое место, которое нельзя не посетить. Вот оно.

Неподалёку от берега всё того же озера стоит и отель, в котором нам предстоит ночевать. Выделили одну комнату с пятью койками, а ещё одного, получается, надо отправить к соседям. Ну, как решить, кого отправляем? В этот раз никто не сказал: «Мне всё равно». Решили тянуть жребий между парнями, короткая выпала французу. Ну, в общем, и правильно, мы впятером завтра в Чили двинем, а ему всё равно одному обратно возвращаться.

Тут уже и чай принесли. И целую корзинку печенек. Но немец и здесь не остался равнодушным: «А вот на соседнем столе, я видел, печеньки с шоколадной глазурью приносили…» Как же ему, бедняге, жить тяжело, везде обделяют, хоть плачь. Потом коротали время до ужина, показывал народу документалку BBC про природу этих мест, в том числе, кадры с вискачи.

На ужин первым делом принесли бутылку вина (штопор, понятное дело, оказался только у меня) – уже зачёт. Потом лоханку овощного супа. А вот при виде основного блюда мы снова, как на Галапагосах, вспомнили серию «Друзей», в которой Рэйчел сготовила пирог с мясом и джемом. Это была печеная картошка, на которую положили порезанные сосиски, залитые кетчупом, с репчатым луком и ещё варёными яйцами впридачу. И в очень странных пропорциях, как будто про нашу группу забыли, а потом достали всё, что было в холодильнике, и запекли. На фотке получилось красиво, да и вкус не очень противный, но мозгом понимаешь, что ешь дрянь.

Сразу после ужина повалились по кроватям. Я был первым. Через десять минут поднял голову посмотреть, кто там всё ещё не спит и свет, зараза, не выключает, оказалось, что все одеялками понакрывались, к стеночкам отвернулись и ждут, когда кто-нибудь другой погасит. Ну, пришлось встать, раз такие все корректные, блин, и дошлёпать до выключателя.

Побудка в 4.30 утра. Не, не пожар. Так по плану – должны к рассвету к гейзерам приехать. Одел на себя всё самое теплое – термоштаны, джинсы, майку, толстовку, свитер, ветровку, шапку с пумпоном, перчатки, и вылез на завтрак. И то не было жарко. Не представляю, как там фламинги ночами согреваются. Жмутся что ли друг другу, как пингвины в Антарктике?

В джип наша группа загрузилась первой (ну ещё бы!) Сегодня никого не ждём, плевать на правила, завелись – погнали. Дорога в полной темноте, только когда на холм поднимаешься, видишь внизу за собой целый караван таких же страстных ценителей гейзеров, что и ты. Ехали часа с полтора и, аккурат как планировали, с первыми рассветными лучами оказались у огромных пышащих дырок в земле.

Да не просто дырок – чуть поодаль из земли били здоровенные фонтаны пара. В воздухе отчетливо витал запах серы, и вся картина, ни дать, ни взять — Земля времён её формирования. Мы, правда, с немцем ещё одну аналогию провели – заключительная сцена из «Вспомнить всё» (того, классического, из 90-х), когда Шварц вылетает на открытую поверхность Марса и из-под земли начинают бить фонтаны кислорода. Ну один в один прям! В общем зрелище шикарное, особенно если учесть, что в моей жизни оно первое.

Едем дальше, тур почти на исходе, даже грустно как-то становится. Миновали пустыню Сальвадора Дали (я же говорил, что каменное дерево с его полотен!) и последняя остановка у Зелёной лагуны (Laguna Verde). Но она нынче даже близко в зелену не отливает, обычная такая лагунка, хотя на многих плакатах я видал её такой, какой положено по названию. В общем не могу сказать, с чем связана потеря цветастости, и временное ли это явление или постоянное, один плюс – в воде классно отразился пик соседней горы, так что вышел очень достойный кадр.

И вот ещё через каких-то полчаса пути мы снимаем с крыши свою рюкзаки, тепло прощаемся с французом (не позавидуешь, бедняге, мало того, что в Боливии остаётся, так ещё и обратно ехать будет до вечера) и грузимся в подозрительно чистую и новую маршрутку. Здравствуй, Чили!

Хотя подождите, надо же традиционно подвести какие-то итоги по Боливии. Ой, ну какие, какие ещё по этой Боливии итоги?! Ну ок, хотите услышать ещё раз открытым текстом, повторюсь: Боливия – самая бездарная, отвратительная, ужасная, гадкая страна, которую я посещал в своей жизни. Да, на последней строчке моего хит-листа заграничных стран (который, напомню, возглавляют на пару Норвегия с Шотландией) с ней отчаянно продолжает борьбу Египет. Не берусь пока делать ставки, кто из них победит. У Египта по крайней мере есть пирамиды и Красное море. Зато у Боливии – озеро Титикака и солончак Уюни. На этом положительные моменты у обеих стран заканчиваются, дальше идёт всякая дрянь. Не буду углубляться в дрянь Египта, сами разберётесь, остановлюсь только на наиболее яркой дряни Боливии.

Итак, перечислю просто первое, что будет приходить в голову: грязь, вонища, нищета; ленивое, тупое, неприветливое население; мерзкие дороги, отсутствие нормального транспорта; варварские традиции карнавала; тошнотворная еда; пустые неинтересные города и места археологических раскопок; загаженные туалеты… Если хотите одним словом, то Боливия – это Убогость. Убогость во всём. И я очень вам советую по возможности никогда, никогда в эту страну не соваться. Вот.

Ах, да, про деньги чуть не забыл сказать. Между прочим, оказалось, что за 18 дней я потратил не так уж и мало — 800 баксов, а это почти 45 USD в день. Да, меньше, чем в Колумбии (51), но существенно больше, чем в Эквадоре (33). А мне-то все твердили, мол, дешевле, чем в Боливии, вообще не бывает. А вот и бывает, фиг вам. Ну ок, справедливости ради надо отметить, что больше четверти всех расходов пришлось на авиаперелёт Санта Круз – Сукре (57), тур по солончаку Уюни (115) и такси в Игуэру (40). Допустим, без них средняя цена дня сравнилась бы с эквадорской. Но вот честно, даже если бы Эквадор обходился мне в два раза дороже, у меня никогда бы не возникло безумной мысли – променять его на (страшно даже сказать) Боливию.

Всё. Теперь действительно всё. Боливия позади, а с ней, очень надеюсь, и всё самое страшное, противное и мерзкое в моём путешествии. Только вперёд! Только в Чили!