Путешествие по Аргентине. Дни 8, 9, 10 (1, 2, 3 апреля). Bariloche.

Путешествие по Аргентине. Дни 8, 9, 10 (1, 2, 3 апреля). Bariloche.

Проснулся в два часа дня. Похоже, я не просто вошёл в аргентинский ритм, но и уже существенного его переплюнул. Сегодня никуда, только писать, работать с фотками и наслаждаться солнечными пейзажами из окошка. На обед сготовил куриные окорочка с макарончиками да вечерком ещё сходил в свою любимую пекарню за пирожками. О пекарне хочется рассказать отдельно. Стоит такой небольшой застеклённый павильончик, разделённый на две части: в первой – здоровенная печка, во второй – прилавок с кассой и стульчики. Открыто, как ни странно, с раннего утра до поздней ночи, чуть ли не вообще без обеда. А продают здесь только пирожки и маленькие пиццы. При этом выпекают заказ прямо при тебе, можно наблюдать весь процесс через стекло. И такие сочные и ароматные пирожки получаются, что просто невозможно за ними не вернуться хотя бы ещё разок. А стоят всего по семь песо. И прям видно, что хозяин своё дело любит, не бывает таких пирожков без любви, и народу всегда у него полно, хотя всё меню на одном малюсеньком листочке умещается. Уж не знаю, какова прибыль такого предприятия, но лично для меня это ярчайший пример самого грамотного бизнеса, который только можно себе представить (наряду с немецким питомником хаски в Чили). Глядишь, и я когда-нибудь найду своё местечко в этом безумном мире…

На следующий день, 2 апреля, вся Аргентина отмечала день Мальвинских островов (поэтому и пасхальные выходные так затянулись в этом году), ибо именно в этот день в 1982-м Аргентина затеяла маленькую победоносную войну за обретение островов, принадлежавших Великобритании, которую меньше чем за три месяца с треском продула, потеряв более 600 человек против 250 англичан. Официально праздник называется «День ветеранов и павших в Мальвинской войне», а история конфликта такова: начиная со дня своего открытия в конце XVI века эти маленькие клочки суши в пятистах километрах к востоку от самой южной точки Патагонии постоянно переходили из рук в руки. Так как погодные условия из-за близости к Антарктиде здесь не очень располагают к жизни, постоянных поселений здесь не возникало, поэтому то англичане, то французы, то испанцы с завидной периодичностью объявляли их своими. После обретения независимости в 1810-м Аргентина тоже заявила на них свои права просто по географическому признаку, но отправленного на острова губернатора местные за что-то не взлюбили и зарезали. В результате в 1833-м там в очередной раз высадился английский флот, просто уведомив аргентинские власти, что теперь это территория Британской короны. И всё. Потом англичане построили здесь военную базу, активно использовавшуюся во время обеих мировых войн, и в общем-то никто сильно не возражал до того пресловутого 82-го года.

В тот год, только-только придя к власти, генерал-лейтенант аргентинской армии Леопольдо Гальтиери решил сыграть на патриотизме своих сограждан, дабы утвердить в их глазах свой авторитет (ну один в один нынешний Ким Чен Ын), и, не долго думая, отправил на острова войска, которые практически без боя ими и овладели. Естественно такая наглость не могла остаться безнаказанной, и «железная леди» Маргарет принимает, с моей точки зрения, совершенно грамотное политическое решение, приказывая военным вернуть контроль над Фолклендами (официальное название островов), за что её до конца жизни будет клеймить общественность и даже “Пинк Флойд” (альбом “The Final Cut”). Статус-кво был восстановлен, аргентинцы больше не рыпались, а Гальтиери не просто сместили, но и приговорили к тюремному сроку за неумелое руководство военными действиями. И вот с тех пор по традиции каждое второе апреля аргентинцы грозят кулачками Англии и вывешивают грозные плакаты типа «Мальвинские острова наши!» Ну а британцам от этого ни холодно, ни жарко, они в жизни эти острова им не отдадут по одной простой причине – они позволяют им претендовать на очень нехилый кусок Антарктиды. И хотя на сегодняшний день Антарктика юридически объявлена нейтральной территорией, ситуация может измениться в любой момент, и тогда там начнётся очень весёлая заварушка, в которой наши стопудово припомнят всем Лазарева с Беллинсгаузеном, и любая пядь земли окажется на счету.

Ну так вот, в этот самый памятный день, 2 апреля, я отправился кататься на каяке. По-хорошему надо было делать это самостоятельно, но почему-то я ступил и взял тур: до проката каяков нужно было снова ехать на автобусе, а там на велике, да и озеро обещали более живописное (хотя что за фигня – они здесь все шикарные). Ну в общем провели меньше трёх часов на воде, лично мне не хватило, так что всегда помните золотое правило «Всё, что можешь сделать сам, делай сам» и не повторяйте моих ошибок. Хотя один положительный выхлоп от этого тура тоже был – я впервые опробовал каяк-двойку. Она оказалась гораздо более устойчивой, чем одиночка, сидеть мне в ней было более комфортно и, если бы спереди не попалась совсем хиленькая мексиканочка, можно было бы развить очень приличную скорость. Так что потихоньку подумываю, а не прикупить ли напополам с родителями такую вот двойку. Я, конечно, даже примерно не представляю, сколько она может стоить, но в качестве спорта на природе – это по-моему просто обалденный вариант.

По возвращении как раз застал первый четвертьфинал Лиги чемпионов, в котором Пари-сен-Жермену противостояла Великая Барселона. Французы успели свести результат к ничьей, да ещё и Месси получил травму, так что исход этого противостояния остаётся под очень большим вопросом. Ну а у меня вопрос только один: «Что делать 17 часов в автобусе?» Заряжаю до упора все имеющиеся девайсы, полностью обновляю поднадоевший плейлист и уповаю на то, что место рядом снова окажется свободным и ночью можно будет принять относительно горизонтальное положение.

С утра позавтракал куриным окорочком с макарончиками, купил в дорожку пять пирожков в родной пекарне и ровно в 13.30 начал своё самое длинное автобусное путешествие. Первый час было интересно просто смотреть в окошко: золотая осень, синие озёра, высокие холмы – благодать да и только. Но потом опять пошла пампа, причём сплошная, так что глазу даже и зацепиться не за что. Стал вдумчиво изучать Lonely Planet по Буэнос-Айресу и просматривать закаченные ещё в Москве документалки про Аргентину. А тут и на автобусном телеке «Тачки-2» показали, ещё полтора часа скоротал (совершенно гениальный мульт, ничего не могу с собой поделать). Тут уже и стемнело как-то, пора бы и поесть. В билете вроде бы значится «с обслуживанием», значит, должны хоть что-нибудь принести. Жду. Час, два – по нулям. Ну и фиг, у меня пирожки есть. Оторвался по-полной, все пять заглотил. И только потянуло в сон потихоночку, тут же в салоне свет на полную и давай еду разносить. Случилось это ровно в 23.15. Ну, что делать? Печеньки в рюкзачок, а горячее съел, конечно, не отдавать же обратно. Ну а теперь уж точно спать. На соседнее место так никто и не пришёл, разбираю себя по частям и аккуратно укладываю их друг на друга. Вроде бы уместился, глядишь, и мозг сумеет отключиться ненадолго.