Путешествие по Сахалину. Дни 1, 2 (1, 2 сентября). Южно-Сахалинск.

Путешествие по Сахалину. Дни 1, 2 (1, 2 сентября). Южно-Сахалинск.

Было самое обычное уругвайское утро, я лежал на почти сдутом матрасе на полу дома, что на окраине славного города Монтевидео, и предавался унынию. Только-только начался восьмой месяц грандиозного южноамериканского путешествия, и поводов для грусти было бы не сыскать, если не принимать во внимание тот злополучный факт, что месяц этот был последним, а вылет на Родину становился ближе с каждым часом. Было от чего впасть в депрессию. Яркой молнией на этом хмуром небосводе блеснула новость где-то в соцсетях о том, что некая экологическая организация на Сахалине набирает волонтёров для работы в заповеднике. Это звучало настолько же заманчиво, насколько и стрёмно. Поэтому я тут же отослал им письмо с заявкой на весь сентябрь…

Московские летние месяцы я даже не успел сосчитать, и вот уже со всех ног бегу от последнего дня августа, направляясь прямиком на восток, где уже успело наступить 1 сентября. Самолёт приземлился в Хабаровске, когда в нём ещё не успело рассвести. Багаж сам летит дальше в Южно-Сахалинск, мне же предстоит выйти в общий зал, отстоять очередь к стойке и зарегистрироваться по-новой. Да-да, из Москвы на Южно-Сахалинск не регистрируют, только до Хабаровска. Есть, конечно, и прямой рейс сразу до острова, но уже в конце мая билетов на него было не достать. Лечу, понятное дело, «Аэрофлотом», цена в оба конца – 29.500 рублей. С учётом расстояния (ровно семь часов до Хабаровска и ещё час до Южно-Сахалинска) можно сказать, что цена более-менее адекватна. Да и самолёт на первом сегменте был даже получше тех, что ставят на трансатлантические перелёты ведущие европейские перевозчики, так что к «Аэрофлоту» в этот раз на удивление без претензий.

Уже на подлёте к конечному пункту вдруг задался вопросом: «А что я, собственно, знаю о Сахалине?». И после недолгих раздумий пришёл к заключению, что, наверное, не больше, чем какие-нибудь колумбийцы о России. Сахалин – это очень далеко на востоке, совсем рядом с Японией, значит, там раньше встаёт солнце. Так как это страшно далеко от Москвы, там должно быть очень бедно и дёшево. А так как очень близко к Японии, то товары должны быть сплошь оттуда. Ну и ещё там много рыбы и медведей. Наверное, на этом всё. Я категорически не люблю путешествовать по России и лечу только ради природы, надеюсь, именно её на Сахалине я получу в избытке.

Сахалинская область включает в себя, собственно, остров Сахалин, а также Курильские острова, т.е. это почти самый восточный Российский регион, фактически край света, особенно если вспомнить, что как раз где-то здесь проходит граница суток (восточнее только Камчатка). Столица области – город Южно-Сахалинск, небольшое поселение в 250 тысяч человек, выросшее на месте бывшей колонии для заключённых. Здесь мне сначала предстоит остановиться на даче у человечка, что мне предложила принимающая экологическая организация, и дождаться там отправления в заповедник.

От аэропорта на автобусе (старое списанное корейское корыто с дверью, больше всего напоминающей вход в бункер) за 30 рублей (15 за себя и столько же за рюкзак) до центра города, оттуда на другом автобусе (того же пошиба и за те же деньги) к пригородным дачным участкам. Без слёз на падающие заборы и ржавые крыши смотреть нельзя, но в целом они ничем не отличаются от своих близнецов в ближайшем Подмосковье, так что удивляться не приходится. Домик, в котором меня поместили, ничем принципиально из ряда братцев-уродцев не выделялся: туалет во дворе, вода из колодца, печка для отопления, советский шкаф, покосившийся ряд толстых жёлтых книг в рваных обложках, лампочка на потолке. Психологически любой русский человек к такому всегда должен быть готов, а что касается меня, то примерно в таком же доме проходило каждое лето моего детства в начале 90-х. Другое дело, что память стирает все бытовые заковырки, оставляя только песочницу, цветочки и котят, а тут кунаешься во всё это с головой да ещё и без песочницы – психика немножко в шоке. Правда, лечится это просто – чашка крепкого горячего чая с сахаром, свитер, спальник (на улице пренеприятнейшая морось, а в комнате холоднее, чем снаружи) и сон до упора.

С учётом смещения поясов (разница с Москвой здесь минус семь) и того факта, что в полёте почти не спал, очнулся ожидаемо за полночь по местному. Было темно и страшно, но голод всё пересилил. «Пойду покопаюсь в холодильнике», — выполз я из мешка, напялил шлёпки и направился в отдельно стоящий сарайчик, что мне обозначили как кухню. Покопаться, правда, не удалось по самой банальной причине – оказалось не в чем. Да, такой предмет роскоши, как холодильник, в перечне необходимого оборудования в этом месте не значился. Зато на столе стояла банка сайры, и манил к себе начатый батон белого. За неимением чего-либо ещё, отправил их в себя, залил чашкой чая, вернулся в мешок и опять захрапел.

Экологическая организация, что должна свезти меня в заповедник, базируясь в Южно-Сахалинске, окучивает фактически весь остров и дел у неё всё время невпроворот, особенно в летний период. По этой причине мой выезд отложили на несколько дней, пока сотрудники проверяют окрестные речки на предмет браконьерства. Жалко, конечно, что не удалось ринуться сразу в бой, но делать нечего, пошатаюсь денёк по городу.

Город оказался депрессивным (это мягко выражаясь). Я вообще с трудом могу назвать хотя бы парочку российских городов, окромя двух столиц, к которым бы не подходил этот эпитет (разве что Иркутск). А вот тех, что в одном ряду с Южно-Сахалинском, устану перечислять. Чтобы не быть голословным, вот навскидку: Брянск, Тула, Козельск, Байкальск, Кострома, Самара. И это только те, в которых был лично уже в сознательном возрасте, т.е. после двухтысячного года, когда «лихие 90-е» уже успели отгреметь. Однако в каждом депрессивность всё-таки своя, с местным колоритом, так сказать. Попробую вычленить несколько характерных черт, присущих депрессивности Южно-Сахалинской.

Начнём с главного: Сахалин – это, согласно данным Росстата за 2011 год, пятый по добыче нефти регион России (а Россия по разным подсчётам то ли вторая после Саудовской Аравии, то ли вообще первая в мире по этому показателю). Какой из этого напрашивался бы логичный вывод? Уровень жизни здесь должен просто зашкаливать, столица – застроена элитным жильём, а народ – сидеть вечерами в открытых кафе и пить дорогое бургундское. Отнюдь! Из «элитного жилья» во всём Южно-Сахалинске я обнаружил разве что здание уполномоченного Президента по Дальневосточному округу да Дворец Свидетелей Иеговы, что по сути одно и то же. Зато цены абсолютно на всё не просто московские, а даже выше! В частности, на еду. Мне посоветовали крайне демократичное кафе в центре под названием «Колобок», так вот вам выдержки из его прейскуранта: картофель отварной – 50 руб., камбала – 69 руб., сырники – 100, куриная грудка – 130, палтус жареный – 240… Мечты поесть дешёвой рыбки на столь знаменитом ею острове идут крахом.

Где же, спрашивается, при таком раскладе деньги? А сахалинскими деньгами у нас нынче в Москве Кузнецкий мост выстилают. Как раз когда я уезжал, там на всём его протяжении копошились узбеки, таскавшие знаменитую плитку. Ну а бюджет Сахалинской области, что с начала двухтысячных вырос больше чем в 10 раз, тупо не осваивается, так как просто нет достаточного числа специалистов, чтобы строить дороги, здания и другую лабуду. Поэтому 99% жилых домов – это панельное убожество 60-х – 70-х с характерными серыми швами, на некоторых из которых всё ещё красуются лозунги эпохи СССР. Вообще иногда ловишь себя на мысли, что возможно здесь ещё не все в курсе, что страна 20 лет как на демократических рельсах (хотя их уже активно перекладывают, можно уже и не заморачиваться, скоро всё вернётся). Даже названия улиц как на подбор: Комсомольская, Коммунистическая, Ленина (памятник тоже, конечно же, имеется, не беспокойтесь). Единственное, что выдаёт новый строй – обилие всевозможных Торговых центров, один другого больше (на это людей и денег, видите ли, у них хватило).

Добавьте ко всему этому довольно агрессивное местное население, которое неизменно собачится друг с другом по любому поводу в каждом автобусе, вульгарно накрашенных или просто откровенно страшных девиц без намёка на интеллект в глазах да ребят в чёрных трениках с тремя белыми полосочками, которые сидят на корточках даже на центральных проспектах, и вы поймёте, отчего мне так отчаянно захотелось поменять дату вылета в Москву на более раннюю уже на второй вечер. Вообще из всего, что я увидел, наверное, именно треники поразили меня больше всего. Никак не могу понять, как в городе с населением в 250 тысяч человек в любом автобусе ты видишь минимум двух человек в совершенно одинаковых быдло-штанах. По всей видимости, если твои треники без трёх полосок, тебя не позовут пивка дёрнуть в пятницу вечером.

Нет, конечно же, в Боливии тоже всё очень плохо, но там всё-таки уже почти не осталось вообще никакого сырья, всё вывезли испанцы. А здесь же всё есть да ещё в таких количествах! Казалось бы, возмутись неадекватным руководством городом, областью, страной, заставь денежный поток работать на себя, а не на столицу. Да какой тут: купил штаны с тремя полосками – жизнь удалась. А всякие пидарасы в Москве, что вечно чем-то там недовольны, пусть идут лесом, здесь на Сахалине свои проблемы, не до политики.

И при всём при этом приютил меня совершенно удивительный человек. Зовут его Костя, сам он родом (внимание!) из Москвы. Но в Москве ему как-то всё не сиделось, поэтому он уехал автостопом на север и там завис на Чукотке (опять внимание!) на пять лет. Потом его как-то занесло сюда, где он нашёл старую разваленную дачу, хозяева которой разрешили ему поселиться в ней бесплатно в обмен на то, что тот приведёт её более-менее в порядок. И Костя привёл: сделал электрическую проводку, починил заборы, отделал баньку, умывальничек в доме поставил, насосик к колодцу приделал… Холодильник вот только ещё не купил, но не удивлюсь, если он его тупо руками соберёт из обломков ржавого трактора в соседней канаве. Он мне даже пытался объяснять что-то там про заземление и что с чем одновременно включать нельзя, но я только головой кивал и молчал, чтобы за умного сойти. Вечером же очень по-русски развёл костерок под… ванной на ножках из кирпичей, что по неизвестным причинам оказалась в огороде, налил в неё водички из шланга и через часик вылез свеженький и помолодевший. Значит, и такие умельцы всё ещё на русской земле не перевелись, жаль только, что процент их совсем невелик и на общую расстановку сил они повлиять уже ну никак не могут.

One Response to Путешествие по Сахалину. Дни 1, 2 (1, 2 сентября). Южно-Сахалинск.

  • Кристина

    Моё детство прошло на Камчатке и стоит отметить, что все в этой заметке очень мне ее напоминает. Депрессивная архитектура, высокие цены на все привозное «с материка», люди, словно застрявшие в 90х…
    А ещё согласна с высказыванием про «столичных недоумков, которым дома не сидится и они все по митингах бегают». Так размышляют в Вологде, в Туле, в Омске. Да и видимо везде в России… Один знакомый отличился: «Я бы сам пошёл, но ещё ветра перемен не чувствую.» Так вот и сидят в трениках, ждут ветер перемен.