Путешествие по Сахалину. Дни 11, 12 (11, 12 сентября). Медвежий заповедник.

Путешествие по Сахалину. Дни 11, 12 (11, 12 сентября). Медвежий заповедник.

Миша разбудил меня ровно в пять утра, когда я находился максимально далеко от этой земли. Но делать нечего: подвязался жить в заповеднике – изволь периодически отказывать себе в маленьких удовольствиях. В сентябре на Сахалине в пять утра ещё совсем темно. Электричество в доме от генератора, который запускают вечерами только на пару часов и не каждый день, поэтому сейчас единственный источник света – это маленькая полу-сгоревшая свечка на кухонном столе. Рядом с ней два бланка, часы, аппаратик, похожий на доисторическое радио, и здоровенная антенна. Ближайшие несколько часов я буду слушать медведей.

Что это значит? У двух мишек, что постоянно пасутся где-то недалеко от дома, на шее висят передатчики, которые посылают сигналы об их активности. Соответственно нужно каждые пять-десять минут сигналы их ловить и записывать. Если проходит равномерный писк с периодичностью раз в секунду – значит медведь стоит на месте или спит, если чаще – значит двигается. Ну и третий возможный случай – сигнал поймать вообще не удаётся: мишка ушёл из зоны досягаемости, так и отметим. Ну и помимо времени заодно фиксируешь погоду: ясно, облачно или дождь. Всё это нужно для анализа поведения медведей, так что беру свою электронную книгу и начинаю коротать предрассветные часы, разрываясь между ней и антенной.

Наконец за окном начало прояснять. 6.40 утра – так и запишем в бланке. А пока быстренько выбегу на улицу, пофоткаю рассвет, ведь здесь это целое событие, солнце встаёт прямо из моря, настоящее «утро Родины» получается. А добавить к этому огромную скалу да огромные стаи птиц, постоянно кружащих вокруг неё, так и разрыв сердца от переполняющих его эмоций получить недолго. Так и курсировал между антенной со свечкой и скалой на фоне маленького раскалённого диска, пока солнце не залило всё кругом. И какой же чудный денёк сегодня обещается! Хотя ещё вчера все мои надежды на такую погоду здесь практически растворились в тумане.

Развожу костерок на улице, грею чайник, народ потихоньку подтягивается. Молдаванки даже испекли оладушек из прокисшего молочка, что у них с собой было, и мы их со сгущенкой налопались от всей души. А вот и медведь! Тот Беляш, в звуки от которого я так старательно вслушивался всё утро. Вообще-то Беляш – это девочка, её так окрестили, когда ещё не до конца выяснили пол, ну а потом менять имя было поздно, потому что все к нему привыкли. Но я по ходу рассказа всё-таки буду использовать по отношению к ней пол мужской, так как «пришла Беляш» будет слишком резать глаз, особенно тем, кто не в курсе этой истории. Итак, Беляш показался как раз на залитом ласковым солнцем берегу речки, который так хорошо просматривался сейчас. Есть достойные фотокадры с хозяином леса! Сделать крупнее и качественнее в этой поездке мой объектив всё равно вряд ли позволит, так что теперь можно расслабиться и просто получать удовольствие от созерцания этих чудесных зверюшек.

Сразу после завтрака молдаванки выдвинулись в свой недельный поход, а Миша показал мне, как ловить рыбу на блесну, и отправил нас с Владой на реку добывать пропитание на вечер. Рыбы было много, постоянно видел, как она то и дело выпрыгивала из воды, но вот только блесна моя ей по каким-то причинам не приглянулась. А вот Влада умудрилась зацепить за спинку одну очень нехилую горбушу, которая ко всему оказалась самкой с икрой. Так что следующим пунктом моего обучения был засол красной икорки. Итак, достаём из рыбы маленькие красные шарики, обильно засыпаем их солью, заливаем кипятком, сливаем, перебираем, и лакомство к чаю готово. Это и стало нашим обедом, после которого мы все втроём отправились в лес ставить фото-ловушку.

Природа здесь девственно чиста, здесь никогда не велось вырубок (в отличие от всего остального Сахалина), никогда не жили люди и не ездили машины. Трёхсотлетние лиственницы тянутся к небу, под ногами пружинит толстенный ковёр из мха, и всё кругом усыпано ягодами да грибами. Не лес, а сказка. И ведь совсем недавно (ещё каких-то лет сто – сто пятьдесят назад) почти все леса на планете стояли такими, а животных в них было даже ещё больше! И как мы умудрились всё испохабить так быстро? Всё-таки природе нужно избавляться от человека, и чем скорее, тем лучше. Лишний раз убеждаюсь в правильности того, что я чайлдфри (от англ. “child” – «ребёнок» и “free” – «свободный»: человек, добровольно отказывающийся иметь собственных детей).

Помимо того, что лес, по которому мы шли, был сказочным сам по себе, он ещё и располагался на самом обрыве, отвесно уходящем в Охотское море. Во время сильного шторма берега периодически подмывает, и огромные куски дёрна вместе с деревьями рушатся в море. Одна картинка особенно запала в душу: в том месте, где почва уже начала проваливаться, могучий ствол был буквально разорван пополам. В таких местах начнёшь верить во всяких духов природы, что ведут между собой нескончаемую битву. Деревья же, что в конечном итоге падают в море, потом выбрасывает на берег, солнце их высушивает, ну а мы собираем голые стволы на берегу и кидаем в костёр, очень удобно. Иногда можно даже выйти на тот или другой мыс, с которых открываются удивительнейшие виды всего прибрежного ландшафта, раскрыть объятья ветру и прокричать: “I’m the King of the World!”.

Пока Влада с Мишей ползали по зелёному ковру, собирая клоповку (красная ягодка с не очень приятным чуть горьковатым вкусом, которую также называют в народе красникой), я, не переставая, щёлкал затвором. Так как в этот раз у меня не такое долгое путешествие, как по Южной Америке, решил периодически делать фотки и в RAW формате. В нём сохраняется в разы больше информации по свету и цветам, что сильно повышает шансы сделать в дальнейшем на компьютере из не самого удачного кадра настоящую конфетку. Вот только места он занимает минимум по 20 мегабайт на фотку, и нужно иметь кучу свободного пространства, где хранить такое счастье.

По возвращении Миша отправился на ближайший мыс считать рыбу. Это тоже одно из направлений деятельности заповедника – следить за количеством рыбы, пришедшей на нерест. Ну и заодно выловил нам ещё одну кету на ужин. Холодильник в доме по понятным причинам отсутствует, поэтому всё, что поймалось за день, должно быть или съедено, или хотя бы сготовлено. Влада принимается засаливать кетовую икру (опять самка, что за день сегодня такой сумасшедший!), я же ставлю котелок на костёр и начинаю обжаривать на плитке лучок с морковкой: из горбуши сварю уху, а из кеты потом просто нарежу стейки и зажарю.

Вот уж поистине королевский ужин ждал в тот день троицу практически незнакомых друг с другом людей, которых судьба свела вместе в одиноком деревянном домике на самом берегу Охотского моря. Уха из горбуши, кетовые стейки и чай с красной икрой. После третьего бутерброда глаза с каждой минутой видели всё меньше, а шее стало невыносимо тяжело держать голову наверху…

Проснулся я, когда в окно уже било яркое солнце. Второй день подряд без облаков, здесь определённо должен крыться какой-нибудь подвох. Чай на костре, икорка, уха. До обеда просто наслаждаемся жизнью, периодически ловя позывные от наших медведиц. Еды со вчерашнего дня полно, готовить ничего не надо, сплошная благодать.

После обеда снова выдвинулись все втроём на небольшой осмотр окрестностей. И снова солнышко, прозрачные речушки, вездесущая горбуша – как же здорово, что приехал именно в сентябре, погода божественна. Миша довёл нас до притаившейся в лесу избушки, это вроде как минибаза, в которой можно ночевать. Рядом с домиком высится шалашик на здоровенной ножке – туда продукты складывать, чтобы звери не разворовали. На следующей неделе на базу должны завезти американцев на пару дней, возможно, нам с Владой придётся освободить для них комнату и перебраться сюда. Я не против, здесь даже ещё более глухо и романтично, чем на берегу, а именно за такими впечатлениями на Сахалин и ехал.

Завтра с самого утра Миша отправляет нас в большой однодневный поход. Я бы, конечно, предпочёл пойти с ним, но в целом маршрут предельно ясен: подняться по одному ручью, перемахнуть сопку по ельнику, выйти ко второй речушке, по ней спуститься к морю, а там по берегу, по берегу и домой. Заблудиться в принципе будет тяжело, к тому же нам выделили GPS, в котором уже забит этот трек, который Миша проходил в июне. Главная задача – собрать как можно больше медвежьих экскрементов, а заодно посмотреть, как далеко в речку заходит горбуша. Надеюсь, справимся, не всё же с антенной вокруг дома ходить да загорать на солнышке.

Однако уже вечером стало ясно, что планам о завтрашнем походе, похоже, не суждено сбыться: за окном разыгралась настоящая буря с громом и молниями. Пришлось выключить генератор, чтобы в него не шарахнуло, и сидеть смотреть на отражение свечки в тёмном окошке. Всполохи молний раз за разом озаряли небосвод, и тут же снова опускалась кромешная тьма. Прямо как в классических фильмах ужаса: они приехали в заброшенный дом, стемнело, началась гроза, всполохи молний и таинственная белая фигура за окном, проявившаяся на мгновение во время одной из вспышек. Если бы я увидел что-то подобное, думаю, умер бы от страха прямо на лавке. И так-то мурашки по всей спине бегали, чуть только в окошко глянешь…

Написать ответ

Your email address will not be published. Required fields are marked *