Путешествие по Сахалину. Дни 15, 16 (15, 16 сентября). Медвежий заповедник.

Путешествие по Сахалину. Дни 15, 16 (15, 16 сентября). Медвежий заповедник.

Сразу после завтрака из шести бутербродиков с красной икоркой (в этот раз, кстати, из горбуши, эта не такая крупная и твёрдая, как кетовая, по хлебу не елозит и на вкус приятнее) отправляемся на морской берег проводить наблюдения. Здесь три раза в день (утром, днём и вечером) нужно замерять температуру воды и считать количество рыбы, зашедшей из моря в реку на нерест. Обычно Миша делает это сам, но сегодня он доверил эту почётную миссию нам с Владой.

Для подсчёта рыб требуется одеть специальные очки с поляризационным фильтром, который убирает блики с воды (хотя, чего говорить, она и так прозрачная), взять в руки специальный счётчик, очень похожий на секундомер у физрука в школе, и запастись терпением. Мысленно проводишь по воде черту и в течение десяти минут нажимаешь кнопочку на счётчике, как только кто-нибудь из рыб её пересекает. Проблема только в том, что периодически кого-то сносит течением обратно в море, этих уже подсчитываешь в уме. Соответственно после того, как время истекло, из той цифры, что на счётчике, вычитаешь ту, что получилась в голове, и вот тебе результат – девять штук. Фиксируем в специальном бланке и переходим к следующему этапу.

На море приличные волны, так что закатываю сапоги по максимуму и захожу прямо в воду. Разматываю здоровенный железный градусник, что болтается на шее, и забрасываю его как можно дальше по направлению к горизонту. Пару минут бегаю с ним от волн, стараясь постоянно держать под водой, и готов ещё один научный показатель – по состоянию на 11 утра 15 сентября 2013 года температура Охотского моря на восточном побережье острова Сахалин составила ровно 6,8 градусов по Цельсию. Аналогичная процедура и в речке, на ней, правда, волн нет, так что только стой да жди себе спокойненько. Здесь, понятное дело, потеплее (+11,2), но всё равно купаться что-то не тянет. Температура воздуха + 15,6. Ну и ещё два чисто визуальных наблюдения: ветер юго-западный умеренный, малооблачно. То есть в целом с погодой снова везёт, глядишь, через часик и позагорать можно будет.

А пока что беру удочку и пробую добыть нам пропитание на день. Но с рыбалкой катастрофически не везёт. И самое обидное, что прямо перед тобой огромные косяки проходят, тычешь им блесной чуть ли не в морды, а они плывут себе такие мимо, даже не посмотрят. Я уж даже за плавники пытался их цеплять, всё без толку, хоть руками в воду лезь да за жабры их хватай. В общем вернулся ни с чем. С горя лёг почитать и мгновенно отрубился.

Через пару часов меня растолкали к обеду, доели суперский борщ с тушенкой, что Миша приготовил позавчера к нашему приходу, и традиционно чайку попили со сгущёночкой. Набравшись сил, нарубил дров от души, Миша же за это время словил кижуча просто нереальных размеров. Я даже по его радостной походке понял, что ужин нам сегодня обеспечен. Тут же фотография на память с электронными весами, на которых высветилось 3,685 килограмма – это вам не шуточки, чуть удочку не сломал, пока вытаскивал.

Кижуча готовили по корейскому рецепту. Нарезаем филе, кладём сверху лук кольцами, обильно посыпаем сахаром и солью, добавляем острый красный перец и заливаем это дело соевым соусом. Тушим на медленном огне 20 минут, отдельно отвариваем рис без всяких специй в качестве гарнира – и вот вам блюдо для настоящих рыбных гурманов. Складывается ощущение, что с каждым разом мы едим всё вкуснее и вкуснее, а я-то психологически готовил себя к постоянным консервам. Как же приятно, когда реальность преподносит такие сюрпризы.

Так как днём я выдрыхся, то первым вышел на ночное дежурство по прослушке медведей. Где-то за холмами разыгралась гроза, и даже внутри дома было отчётливо слышно, что море сильно разволновалось. Сигнал медведицы Лены сначала был совсем слаб, потом и вовсе пропал, Беляш с половины двенадцатого мирно спал, ну а я штудировал Lonely Planet по Индии (если хочешь путешествовать постоянно, в каждом новом месте нужно готовится к следующему, иначе никак, поэтому и на Сахалин я подписался, ещё будучи в Уругвае).

Следующее утро началось для меня внезапно – Влада забежала в комнату со словами: «Там медведь на берегу!». Вряд ли что-то могло заставить меня подняться быстрее. Хватаю фотик, ноги в шлёпки и к берегу. Бурый красавец уже в речке, достаёт здоровенных рыбин, отгрызает им головы, а потом и всё остальное. Закончив с одной, переходит к следующей. Этому зверю рыбалка явно не доставляет проблем в отличие от меня. В какой-то момент, когда я подобрался максимально близко, мишка встал на задние лапы, навострил уши и долго пристально вглядывался в мою сторону. Очевидно поняв по запаху, что перед ним всё-таки человек, медленно развернулся и отправился в сторону противоположного берега, где вальяжно скрылся в кустах.

На завтрак бутерброды с красной икрой (это становится уже даже неинтересно), потом замеры температур и рубка дров. Вообще, даже находясь в доме без каких-либо специальных заданий, здесь всегда есть чем заняться: растопить костёр, натаскать воды, вскипятить чайник, помыть посуду, сделать баньку, ополоснуться самому, пофоткать пейзажи, позакидывать удочку, пожарить рыбку, постирать носки… Всё-таки, как ни крути, цивилизация освободила нас от уймы механической работы, нужно только грамотно использовать подаренное время.

Не меньше часа машу огромным топором, а потом аккуратно складываю всё в поленницу: завтра сюда привозят группу американцев – представителей каких-то Фондов, которые могут выделить финансирование на следующий год, нужно, чтобы всё было опрятно и красиво. Правда, нам с Владой на время их нахождения здесь придётся уйти. Сегодня Миша созванивался с главным по спутниковому телефону, их будет аж девять человек, вместе с нами всех просто не разместить. Придётся отправиться ночевать на ту полуразваленную избушку в чаще, у которой мы были несколько дней назад.

Вот только одно полностью выбило меня сегодня из колеи. Когда солнце уже клонилось к закату, со стороны речки внезапно вышли молдаванки со своими рюкзачищами. Оказалось, главный и им позвонил, сказал, что завтра-послезавтра у нас гости, поэтому они вернулись сегодня. Соответственно ночевать в избушке нам придётся всем вместе. А так как мы ну категорически не сходимся характерами, ближайшие пару дней можно считать потерянными.

В своей любимой пофигистской манере молдаванки тут же повели разговор о том, как они чуть не расшиблись на скалах, чуть не попали в лапы к медведю, чуть не поломали ноги, переходя речки, ну и всё в этом духе. Так как рассказ перемежался матерком, слушать это было просто невозможно, поэтому я скорее отправился топить им баню, а после – снова на рыбалку (должно же рано или поздно повезти, ведь нам и на себя теперь нужно больше, плюс для американцев просили уху сварить).

На горизонте багровеет, плавно переливаясь фиолетовым, мой самый красивый на Сахалине закат, а я всё рассуждаю про себя, кто был бы виноват, случись с этими дурами чего в лесу. Очевидно, что больше девяноста процентов вины ложится непосредственно на них: полностью совершеннолетние, решение принимали самостоятельно. Но всё-таки в данном случае оправдать только этим пофигизм начальника проекта тоже никак нельзя. Рыбка гниёт с головы, а значит, даже по закону директор подлежал бы ответственности за свою халатность. Да и мы с Мишей и Владой тоже хороши: как обсуждать всем вместе за ужином, насколько опасным и неправильным было решение отправлять девчонок в такой поход – это можем, а на большее духу не хватило. Похоже на поведение всей нашей страны в отношении действующей политической власти. Отличный пример, чтобы взять его на заметку и постараться не повторять.

Тем временем леску что-то резко потянуло в сторону. Неужели клюёт? А я-то думал, что со мной такое вообще никогда не случится. Теперь главное – не упустить. Миша с противоположного берега крикнул, чтобы я не наматывал катушку, а просто отходил и вытаскивал леску. Так и сделал. Очень скоро на берегу забилась рыбина очень приличных размеров. Подбежавшего Мишу я тут же попросил поскорее её убить, чтобы не мучилась. Удар камнем по голове, и страдания окончены, хотя мне всё ещё трудно смотреть в сторону только что дышавшего существа. Взять же тушку за жабры, чтобы взвесить, было совсем страшно. В такие моменты особенно сильно стыдишься того, что до сих пор не нашёл в себе сил перейти на вегетарианство, понимая, насколько же противоречит естественному порядку вещей употреблением человеком в пищу живых существ, без которых он на данном этапе своего развития может совершенно спокойно обойтись.

Выловленная мной рыбка оказалась самкой кижуча и потянула на 2 килограмма 770 грамм (понятия не имею, много это или мало, но для ужина на троих её одной было бы более чем достаточно). Нахожу оправдание своему убийству лишь в том, что сюда она пришла отнереститься и умереть, причём умереть медленно и мучительно, так что в некотором роде получилась своеобразная эвтаназия, хотя это, конечно, ещё то утешение. Миша же в этот вечер умудрился вытянуть рыбку весом в 4,125 – теперь и самим хватит, и америкосам на завтра уху замутим.

Однако мои мучения с рыбой не закончились. Уже на кухне Влада обратила внимание, что рыбье сердечко, давно лежащее отдельно от ярко-красного филе, продолжает пульсировать. Я, конечно же, подумал, что шутит. Подошёл, положил его себе на ладошку и тут же почувствовал вибрацию. От неожиданности истошно завопил и скорее бросил орган обратно в плошку. Давно меня так не штырило.

Ночью предсказуемо снились кошмары. Надо срочно лететь в Индию перенимать вегетарианскую культуру. Весь мой жизненный опыт уже просто кричит о том, что продолжать есть продукты животного происхождения я больше не вправе.

One Response to Путешествие по Сахалину. Дни 15, 16 (15, 16 сентября). Медвежий заповедник.

  • Аня

    Вывод сделан: «продолжать есть продукты животного происхождения я больше не вправе».
    Ключевые слова.

Написать ответ

Your email address will not be published. Required fields are marked *