Путешествие по Сахалину. Дни 19, 20, 21 (19, 20, 21 сентября). Поход по медвежьему заповеднику. Часть 1.

Путешествие по Сахалину. Дни 19, 20, 21 (19, 20, 21 сентября). Поход по медвежьему заповеднику. Часть 1.

Солнечное утро, лёгкий океанский бриз, два огромных рюкзака, сумочка для экскрементов, GPS навигатор – мы с Мишей уходим в самый тяжёлый в моей жизни недельный поход. Началось всё довольно ненапряжно: ровная тропинка, мягкий мох под ногами – иди себе да жизнью наслаждайся. Разговорились. Первый раз на Сахалине обсуждал какие-то более-менее серьёзные вещи и сам обогащался общением. На этом фоне первая встреча с медведями стала лично для меня полной неожиданностью.

Спокойно идём по тропинке, вдруг с соседнего холма какой-то шорох, поднимаю глаза: там два медвежонка и здоровенная такая медведица с ними пристально так на нас смотрит и фышкает. Миша мигом снял с пояса перцовый балон, я немножко потупил, но в конечном счёте вынул-таки из внешнего кармана фаер и быстро открутил крышечку. Мысли бежать куда-то, чего я больше всего боялся, что со мной произойдёт, почему-то ни на секунду не возникло, какого-то сильного страха тоже не было. Думаю, это исключительно оттого, что рядом был Миша, который с этими медведями тут годами ходит, поэтому была стойкая уверенность, что, пока я с ним, со мной ничего не случится.

Перевожу взгляд правее, а там ещё медведь – огромный такой, чёрный весь. Тот даже не фышкает и в нашу сторону не смотрит, просто на месте застыл, как будто с ландшафтом решил слиться. Это уже как-то совсем серьёзно: моя первая встреча с медведями лицом к лицу и сразу четыре штуки! Миша несколько раз громко крикнул «Оп! Оп!» и сказал: «Отходим, отходим», так как на медведицу с медвежатами (впрочем как и на замороженного самца) крики никакого впечатления не произвели. Мы быстро попятились от хищников и очень скоро скрылись от них. Миша убрал баллончик, я закрутил фаер – идём дальше.

В первый день мы прошли 13 километров, что лично мне в такой местности показалось очень много. Особенно мне не нравилось переходить вброд речки, так как где-то они были метров в 20-25 шириной и с довольно сильным течением, того и гляди навернёшься прямо в воду. И ещё эти разложившиеся рыбьи туши кругом. Мало того, что воняют ужасно, так ещё иногда и наступать сапогами приходится прямо в их гнилые трупы. Бррр! Когда начало темнеть, набрали в родничке по дороге воды в пятилитровую баклашку, что с собой из дома взяли, и начали искать место под палатку.

Что самое неприятное в таких походах – только найдёшь себе ровный уголок для ночлега, скинешь рюкзак, вдохнёшь полной грудью, сапоги наконец стащишь, как тут же нужно палатку ставить, хворост на костёр собирать, воду в котелке кипятить, ужин варить… И сил уже нет, и жрать охота, и смотришь, как Миша себе никаких поблажек не даёт, всю волю в кулак собираешь и через не могу шебуршишься.

Утро выдалось зябким (это мягко выражаясь), с неба злобно смотрят очень нехорошие низкие тучи, уже готов многое отдать, лишь бы меня не трогали и дали бы хоть в этой палаточке полежать, не двигаясь. Но Миша снова своим примером играет на самых тонких струнках моей совести и приходится одевать, вылезать, собирать, разжигать, наливать, кипятить…

Пару часов шли вдоль речки, периодически переходя с одного берега на другой, как с неба ожидаемо полило. И сначала так несильно, чуть накрапывая, оставляя место для надежды, что этим всё и обойдётся, а потом как ливануло по полной программе, что хоть вешайся. Благо, в какой-то момент тропинка снова появилась, а главное – сегодня мы должны дойти до избы, в которой будет тепло и сухо! Просто не представляю, на каких морально-волевых я бы шёл по такому ливню, зная, что на ночь снова палатку разбивать и каким-то чудесным образом разводить костёр в насквозь сыром лесу.

Так как навигатор был всегда у Миши, я ещё и не знал точно, сколько именно ещё осталось до избы. Периодически спрашивал, конечно, но его ответы как-то совсем не радовали: уже ведь давным-давно два километра оставалось и до сих пор полтора!

Когда из-за поворота наконец показалась крыша избы, я готов был умереть от счастья. Самое смешное, что за сегодня мы прошли каких-то жалких семь километров, но, чёрт побери, они были в сто раз труднее вчерашних тринадцати. Воды мы набрали в дороге из речки с тухлыми рыбами, отчего она страшно воняла гнилью. Благо, дождь даже и не думал переставать, поэтому выставили на улицу всю посуду, что имелась в избушке, и уже через полчаса вскипятили себе полный чайник дождевой водички. Вот оно – настоящее счастье! Деревянная скамейка, грязный столик, мутное окошко, кружка кипятка и радиоприёмник. Да-да, здесь брало радио, пусть всего одна станция и пусть самая убогая в мире под названием «Радио России», где только и делают, что рекламируют медицинские препараты для пенсионеров, но это всё же ниточка в цивилизацию, а ведь только здесь, в лесной чаще, понимаешь, сколько у этой цивилизации преимуществ, которые уже давно принимаешь как должное…

Перед тем, как ложиться спать, здраво рассудили, что если завтра с утра снова дождь, то дальше не идём, а ещё сутки пережидаем. Скажу, не тая, я очень надеялся, что утром дождь не перестанет. Ну, так и есть! В семь утра Миша встаёт по будильнику, выглядывает в дверь и произносит блаженные слова: «Сегодня остаёмся». Ах, какие же сладкие сны снились мне в то утро.

Что мы делали весь день? Книжки читали, конечно. Мы ведь люди образованные, с собой из дома парочку захватили («В рюкзаке моём сало и спички и Тургенева восемь томов»), я – какую-то на английском про медведей, Миша – нашу, русскую про выживание в дикой природе. Вот и сидели штудировали под трескучее Радио России и его пугалки про все на свете виды болезней, известные человечеству. И вот какие удивительные открытия про повадки медведей я лично для себя сделал:

— медведи постоянно меняют места кормёжки, чтобы они восстанавливались, а ягоды с кустов отгрызают бережно, чтобы на их месте вырастали новые;

— когти медведя не убираются вовнутрь, это вам не кошка;

— медведи – самые большие хищники на планете;

— самый крупный из медведей – полярный, он может быть в три раза больше африканского льва;

— медведи встречаются практически везде, кроме Африки, Австралии и Антарктиды;

— зимой в берлоге медведь лапу никогда не сосёт, и вообще не известно, откуда пошёл этот глупый миф;

— медведица за раз обычно рожает двух медвежат, реже – одного, совсем редко – трёх;

— медвежата рождаются в конце зимы – начале весны, когда мать ещё спит;

— всё первое лето жизни медвежата ходят с матерью, потом вместе зимуют, а следующей осенью она их прогоняет;

— медведица никогда не приносит детям еду, она только показывает место, где её можно найти;

— взрослые медведи всегда ходят поодиночке;

— естественных врагов в природе у медведя нет;

— медведь всегда ходит по тропе, которую протоптали до него, так и появляются в лесу медвежьи тропы;

— однажды на охоте Президент США Теодор Рузвельт нашёл медвежонка и забрал его к себе, этот случай был широко освещён в СМИ, а позже Рузвельт дал разрешение производителю игрушек назвать выпускаемого его фабрикой плюшевого медвежонка своим прозвищем (Teddy) – так появился всемирно известный Teddy bear;

—  Для изготовления медвежьих шапок английских гвардейцев на церемонии коронации Елизаветы II в 1953 году охотники в США и Канаде убили 700 (!) медведей.

Как вы догадались, книжку я в тот день прочёл целиком. А ещё мы, конечно же, много ели, много спали и много фотографировали друг друга. Что за замечательный был денёк. Может завтра снова дождик, а?

2 Responses to Путешествие по Сахалину. Дни 19, 20, 21 (19, 20, 21 сентября). Поход по медвежьему заповеднику. Часть 1.

  • Лисий_хвост

    Я, конечно, не все у тебя читала, но вот это «медвежата рождаются в конце зимы – начале весны, когда мать ещё спит» это как???? она их во сне рожает???

    • alf

      Во сне. А что такого? То есть то, что она заснула осенью, а проснулась весной — это нас уже не удивляет. А вот то, что родила, пока спала — это прям чудо.

Написать ответ

Your email address will not be published. Required fields are marked *