Путешествие по Мексике. Дни 2, 3 (30 ноября, 1 декабря). Мехико.

Путешествие по Мексике. Дни 2, 3 (30 ноября, 1 декабря). Мехико.

“В самом деле, зачем мне ноги, если у меня есть крылья, чтобы летать?”

Фрида Кало

После встречи с Настей я вернулся к хозяйке. Ключа у меня нет, а вечером она собиралась в театр до поздней ночи, гулять же одному по вечернему Мехико мне как-то совсем не светит. Солнце безумно раздухарилось, шпарит как ошалелое, но внутри квартирки всё ещё прохладно. Похоже, зима – это идеальное время для этой страны: днём загораешь, ночью спишь в прохладе, благодать да и только.

Пока же есть время съездить вместе в какой-нибудь музей. Карты разных районов Мехико в моей книжке сплошь исчёрканы галочками, отмечающими музеи Фриды Кало и Диего Риверы, но в них Азя уже была, поэтому выбор пал на музей Троцкого, который несомненно тоже значился в моём шорт-листе.

Советская революция всё ещё скрыта для меня довольно густой пеленой тайны, сквозь которую я пробираюсь довольно медленно. У меня уже давно не осталось сомнений по поводу самого страшного преступника всех времён Сталина, а вот Ленина и Троцкого никак не могу отнести ни к злодеям, ни к героям. Если в двух словах, то Троцкого воспринимаю как русского Че Гевару. Несомненно жестокий лидер, на руках у которого кровь тысяч и тысяч людей, который, однако, от своих решений никогда не отрекался, понимая, что гражданская война – самая жестокая из всех возможных конфликтов человечества. И вполне возможно, что если бы СССР пошёл по пути развития, который предлагал Троцкий, мы бы сейчас жили в гораздо более развитом государстве. Я не считаю, что Троцкий сильно стремился во власть и хотел сосредоточить её в своих руках. Как и Че – он всего лишь революционер, править должны были другие люди. Просто вместо Фиделя рядом с ним оказался Иосиф, и вся мировая история потекла в совершенно иное русло.

Троцкий со своей женой Натальей эмигрировал в Мексику, спасаясь от преследований Сталина в 1937 году по приглашению художника Диего Риверы и его жены Фриды Кало. В родном доме последней он и поселился. Имеет место быть легенда о романтических отношениях Троцкого с Фридой, но доказательств тому, понятное дело, не сохранилось. Как бы то ни было очень скоро чета Троцких переезжает в другой дом неподалёку, где в августе 1940-го революционера и настигнет смертельный удар ледорубом по голове. Сегодня в доме расположился музей, можно осмотреть все его комнаты, включая спальню, стены которой испещрены отверстиями от пуль, оставленных во время одного из неудачных покушений, а также рабочий кабинет, где и произошло убийство. Во внутреннем дворике могила Троцкого и его жены (она пережила мужа на 22 года), над которой развевается красный флаг. Место пропитано историей и духом революции, что просто не могло не произвести на меня глубокого впечатления. Ещё один толчок более внимательно заняться изучением Советской революции и путей её развития.

На ужин огромная пицца всего за 100 песо (8 долларов), которую даже я не смог осилить целиком, и очень ранний отход ко сну: голова переполняется яркими красками и впечатлениями, плюс сказывается разница во времени, поэтому уже в восемь полностью отключаюсь.

Третий день в Мехико выпал на воскресенье, завтра уезжать, поэтому надо успеть увидеть максимально много. Встаю на рассвете, пишу, выпиваю чашку чая и в путь! Сегодня займёмся Фридой Кало. Возможно не все слышали про такую, но в Мексике – это национальная героиня, а если в общемировом масштабе, то икона для всех феминисток. Её судьба сложилась крайне тяжело, трудно представить, чтобы на долю одного человека выпало сразу столько напастей. Здесь и болезнь полиомиелитом в раннем детстве, отчего одна нога стала короче другой, и автобусная авария, которая так сильно повредила позвоночник, что, хотя Фрида и смогла заново начать ходить, в течение всей жизни она будет испытывать сильнейшие боли во всём теле, не сможет иметь детей, а в конце жизни и вовсе окажется прикованной к постели.

Вся эта боль и непрестанные страдания естественно не могли не отразиться на творчестве художницы. С её картин так и веет невыносимыми муками, на них постоянно видишь корсеты, неродившихся младенцев, скелеты и кровь. Плюс сама техника исполнения без какой-либо перспективы сама по себе тяжела для восприятия. Тем не менее, как говорится, можешь не любить, но знать обязан. Поэтому я направляюсь в родной дом Фриды, где она родилась и прожила большую часть жизни (так же известный как Casa Azul (Голубой дом) по цвету его стен).

Путь мой лежит через совершенно замечательный парк под названием Viveros de Coyoacan. Воскресное утро, главная аллея битком набита бегущими людьми, в глубине парка занимаются гимнастикой, ушу, карате, встретились даже два тореадора со своими красными полотнищами. А ещё каждое (!) воскресенье в Мехико – это день велосипедов, знаю по прошлому своему посещению. Центр города перекрывают, превращая в огромную зону для великов, скейтов, роликов и просто бега. В этот день также разрешён проезд с великами в метро. Тема, конечно, уже далеко не новая: и в Колумбии, и в Аргентине такое встречал, но всё равно не перестаю удивляться и радоваться за местных жителей.

Ещё в парке просто какое-то невообразимое количество белок. Даже стенды стоят с убедительными просьбами грызунов не кормить, потому что они и так уже расплодились, что мешают деревьям нормально расти и развиваться. Понятное дело, что это никого не останавливает, и всё равно все суют им орешки, зато фоткать и снимать очень удобно, совсем ручные зверьки уже.

Ну и вот наконец парк кончился, и я потихоньку подошёл к дому Фриды. Голубой дом является одним из самых посещаемых туристами мест во всём Мехико, пришлось даже небольшую очередь постоять (вход — 80 песо). Внутри он оказался просто огромным: безразмерный внутренний сад, куча комнат по периметру, кровать, к которой была прикована Фрида в последние годы жизни с зеркалом сверху, благодаря которому она могла рисовать свои автопортреты, ну и, понятное дело, её художественные работы.

Интересно, конечно, пропитаться самим духом творчества, но, как я уже сказал, тут такое творчество, что им пропитываться надо осторожно. Все эти автопортреты с чёрными как смоль глазами, которые так и смотрят с укором, мол, у тебя всё хорошо, а я со сломанным позвоночником всю жизнь промаялась. Плюс постоянно какие-то мужские костюмы, которые обычно на женщинах смотрятся очень сексуально, но в данном случае – ещё один укор всему мужскому отребью. Фрида была замужем за муралистом Диегой Риверой, который изменял ей напрополую, да она и сама была не прочь побаловаться с девочками, так что парочка была весёлая.

Выйдя из музея, пошатался по самому райончику, где он расположился (Coyoacán). Прямо с ума меня сводят эти красочные мексиканские дома, то оранжевые, то синие, то красные, причём ни какие-то бледненькие, а супер-насыщенные цвета, даже большой фотик их взять не может. Прямо идёшь и радуешься, глядя на такое буйство. Правда, есть и оборотная сторона медали: все окна (абсолютно все) за решётками. Решётки несомненно тоже раскрашены, все дела, но получается, что веселье здесь довольно горькое. А иногда на заборах и колючая проволока встречается, от этого вообще жуть берёт. Думаешь, лучше уж я со снегом да морозами, зато в безопасности, чем каждый день за решёткой.

Ещё один показатель местной бедности – мусоровоз. Контейнеров для мусора здесь нет: по определённому расписанию проезжает машина, оповещая о себе зубодробильным гудком, и каждый ей выносит свои пакеты. А пакеты эти, прежде чем отправить вовнутрь, мусорщики начинают разбирать: всё, что можно сдать в переработку и заработать на этом, – в отдельные мешки, которые крепятся с боку машины. К концу дня мусоровоз превращается в огромную улитку с горбами из пластика, которые раздуваются чуть ли не больше самого внутреннего контейнера. И вот опять же: переработка – супер, но такой ценой – на хрен она сдалась.

В три часа, как договорились, встретились с Азей у метро. Шикарнейшая хозяйка у меня в этот раз, сколько времени на меня тратит, большая редкость. Запросился в университетский городок, так как самому было трудно разобраться, как в него попасть. Ну а Азя, как джин из бутылки, любое моё желание незамедлительно претворяет в жизнь, и вот мы уже проходим мимо Олимпийского стадиона (Мехико принимал игры в 1968-м) на котором нынче обосновались «Университетские пумы» — один из самых популярных футбольных клубов страны.

Но я здесь совсем не за этим, тем более, что вовнутрь стадиона не пускают, меня интересует настенная живопись местных зданий. Университет Мехико – крупнейший в обеих Америках (200 тысяч студентов ежегодно, это, на минуточку в 10 раз больше, чем в МГУ) и к процессу создания его зданий приложили руку многие творческие личности. Самым же выдающимся творением является огромнейшая мозаика Хуана О’Гормана, которая со всех четырёх сторон опоясала здание центральной библиотеки. Чего на ней только не изображено: и процесс становления самого государства, и древние боги доиспанских культур, и католические мотивы, и представления о космосе, и ещё куча всего, чего просто не можешь понять сразу. Это, наверное, самое впечатляющее художественное творение, что я увидел в Мексике за оба моих посещения, посмотрим, какие ещё сюрпризы готовит мне этот необъятный город.

До заката ещё далеко, отправляемся в район San Agustin в дом всё тех же Диего Риверы и Фриды Кало. Дом, правда, оказался не один, а целых три штуки: один для Диего, другой для жены, третий для прислуги. Вот он, залог долгих отношений, каждый в своём домике, никто никого не напрягает, романтика! Внутри смотреть оказалось не на что, какие-то очередные жуткие фигурки скелетов всех форм и размеров, злые клоуны, кролики-уродцы, такое ощущение, что на киностудию Линча пришёл. Одно только утешало, что вход по воскресеньям бесплатный, да живая изгородь из кактусов снаружи была прикольная.

5 Responses to Путешествие по Мексике. Дни 2, 3 (30 ноября, 1 декабря). Мехико.

  • Вера Вик.

    Почитай Солженицына, а то, ничего не зная, рассуждаешь о революции.

    • alf

      А что именно? В «Архипелаге» не помню ничего про Троцкого. И в «Круге первом» точно нет.

  • Вера Вик.

    «Красное колесо» ответит на все твои вопросы.

  • Anna Sycheva

    В МГУ учится 38 тыс человек http://www.msu.ru/science/2010/sci-study.html

    • alf

      Там не понятно, правда, сколько из них заочников, но видимо тысяч 35 в целом наберётся. Что ж, в моё время ходила цифра 20 тысяч, а интернет тогда был в зачаточном состоянии, так что проверить было негде 🙂