Путешествие по Мексике. Дни 47, 48 (14, 15 января). Morelia.

Путешествие по Мексике. Дни 47, 48 (14, 15 января). Morelia.

Выяснив всё про геев, отправляемся на разведку вечернего города. Первый эпитет, который приходит на ум – «монументальный». И, похоже, это единственный такой город во всей Мексике. Нигде я и близко не встречал такой мощной (практически «сталинской») архитектуры. Все дома на главном проспекте, кажется, простоят здесь ещё лет пятьсот, и ничего им не будет – толстенные стены, острые углы и всё сплошь каменное.

Второе наблюдение – здесь очень много полиции. Ну ооочень много! И ездят они на бронированных машинах, где в кузове минимум четыре человека в бронежилетах, у каждого автомат, а на крыше кабины пулемёт. При этом едут исключительно группами в пять-шесть таких машин. Какой же арсенал должен быть у мафии, что полиция так вооружилась? Не представляю просто.

Дорогой Йеси рассказывает историю, что приключилась недавно в её родной деревушке где-то недалеко от Морелии. Живёт там бабулька, которая держит крохотную кафешку, где готовит дешёвые такос. Правда, мафию не интересует размер бизнеса, им всё равно надо крышевать, так что и бабулю данью обложили. И вот как-то она в сердцах при всём честном народе стала одному из посетителей жаловаться, что вот, мол, такие-сякие, старость не уважают, продохнуть не дают и всё в таком духе. Ну, подходят тут к ней двое и говорят: «А вы, бабушка, для частных вечеринок можете такос наготовить? Мы заплатим хорошо. Только мяса не надо, мясо у нас своё будет». На том и порешили. Приходит бабуля в назначенный день по указанному адресу, её встречают радостно, она давай раскладывать свои лепёшки. «А мясо где у вас?» — спрашивает. «А вот оно, смотри», — подводят к огромному чану, крышку открывают, а там… сын её на кусочки порезанный и сваренный. Вот такая нынче в Мексике наркомафия, «Крёстный отец» отдыхает.

Правительство с мафией периодически то борется, то заключает мир. И никто в общем не знает, что лучше. Потому что когда борется, то куча народу гибнет, когда нет – начинается «крышевание» и всё такое. Нынешний Президент вроде бы тайное соглашение заключил с ними, а потом сам же его и нарушил. Тут-то мафия и осерчала, потому и начала яростные атаки на полицейские посты. Рядовые жители в принципе их не интересуют (если ты молчишь в тряпочку), автобусы и вокзалы здесь не взрывают, а вот шальной пулей зацепить – это запросто. Поэтому правило в Мексике в этом плане одно – держись подальше от полицейских скоплений, и всё будет нормально.

За ужином в японской едальне (вот и на японские суши с китайской лапши перешёл) давал Йеси советы о том, как путешествовать в одиночку и как правильно искать вписки на каучсёрфинге. А она мне свои любимые местные фильмы перечисляла (хочу перед самым отъездом в Мехико дисками затариться, а то у нас вечно всё с дубляжом, не комильфо). Ну а когда зашёл разговор про Россию, Йеси вспомнила, что и про неё кино смотрела, документальное, про тюрьму «Чёрный дельфин». Блииин, ну почему, почему здесь знают про тюрьму в Оренбургской области, о которой даже я никогда не слышал, а о Достоевском – ни слухом, ни духом? Правда, мне даже стало интересно, что за тюрьма такая. Оказалось, действительно, чуть ли не самая надёжная в мире для содержания пожизненно осуждённых, ни одного побега ещё не было. И фильм про неё National Geographic снял, можете поискать, если интересно. Будет, что ответить на вопрос: «Ну и что у вас там есть в России, чего у нас нет?»

На следующее утро поднимаюсь с Йеси и уже в девять приступаю к полноценному исследованию города. Помните полую статую в центре острова на озере Пацкуаро? Кому памятник? Правильно: Хосе Морелосу – герою мексиканской революции. А город, в котором я нахожусь, называется Морелия. Ну, понятно, да? Переименовали его почти сразу после победу революции (до этого Вальядолидом был). Здесь Хосе Мария родился и вырос, а в родном доме и в том, где жил после, нынче открыто два музея, посвящённых его жизни.

Итак, после того, как Мигель Идальго триумфально взял Гуанахуато осенью 1810, население Вальядолида само открыло ему двери города и ещё в колокола позвонило по этому поводу. Но счастье длилось недолго, буквально через полгода Идальго будет расстрелян в штате Chihuahua (читается «чиуауа»), что нынче на границе с Техасом, который тогда был ещё Мексикой (да, собачки, похожие на волосатых крыс, названы именно по имени этого штата, ибо первый раз их обнаружили именно там).

И вот тут на сцену выходит Морелос. А был он никем иным, как… священником. Ага, как Идальго. Что за священники такие были в Мексике, не понимаю. Будь наши сегодня хоть чуточку на них похожи, уж про восстания поднимать я молчу, но хоть бы под власть не стелились, глядишь, и от церкви бы меня так не воротило. В общем Морелос совершил, ни много, ни мало, пять более-менее успешных военных кампаний за четыре года, пока не был схвачен и казнён в декабре 1815-го. До объявления независимости Мексики оставалось шесть лет…

Наследием Морелоса в городе пропитан буквально каждый закоулок. Помимо музеев есть и памятник на коне, и настенная живопись, и просто в названиях публичных зданий обязательно будет присутствовать какая-нибудь вставочка «имени Морелоса». Но есть здесь и ещё на что посмотреть. Например, символ города – фонтан с треми голыми индианками, каменный акведук и, конечно же, Главный кафедральный собор. Из всех виденных мною в Мексике соборов этот, кажется самый большой по размерам, просто необъятный, и цвета очень приятного – достойное архитектурное творение.

До возвращения хозяйки у меня ещё оставалось время, поэтому присел на лавочку и предался воспоминаниям. Ведь в Морелии-то я уже был три года назад, и с этим городом у меня связаны одни из самых ярких впечатлений от каучсёрфинга. Хотя бы просто потому, что это был мой самый первый опыт на сайте. И получилось так, что время своего приезда я как всегда просчитал неправильно, так как пришлось менять автобусы, ползти по серпантину и так далее, в общем в Терминал я тогда прибыл уже затемно. А темноты в Мексике я тогда боялся, поэтому быстренько словил такси и назвал имевшийся у меня адрес. Приехал, выгрузился, подхожу с замиранием сердца к двери с заветным номером, звоню… Из балкона второго этажа высовывается небритое лицо молодого паренька, который кидает мне ключи. Поднимаюсь по лестнице, открываю дверь и вижу следующую картину: очень большой деревянный стол овальной формы, человек десять за ним, у каждого на лбу бумажка с надписью, и в центре стола четыре двухлитровые бутылки пива. Мне тогда страшно хотелось есть, потому что в дороге-то не кормили, но меня быстро усадили, налили пива и тоже приклеили бумажку с каким-то персонажем: пей и задавай наводящие вопросы. Чуть захмелев, поинтересовался всё-таки насчёт еды, но в холодильнике оказалось только ещё две ёмкости с пивом. Идти же на улицу один я категорически не хотел, так что, отгадав парочку персонажей, запросился спать, ибо когда спишь, есть не хочется. Вот такой первый вечер каучсёрфинга. Нет, хосты у меня были вполне достойные, на следующее утро по городу водили, но один урок с того дня я вынес: по приезду ты должен сёрферу предложить еду. Потому что он абсолютно точно голодный! И сейчас, приняв у себя уже порядка двадцати гостей, могу с уверенностью сказать, что это так. Они, конечно, будут сначала отказываться, говорить, что чашечки чая будет вполне достаточно, но стопудово съедят всё, что им положишь в тарелки.

Наконец и Йеси вернулась. Вечером пошли с ней в знакомую японскую забегаловку на суши, дорогой наткнулись на двух мужичков с канарейками в клетках. Оказалось, старинная мексиканская забава: бумажку с какими предсказаниями птички тебе вытянут, так и будешь жить. Только одно условие – развернуть и прочитать можно только на следующий день ровно в полдень, а то не сбудется. Я утром потом извёлся аж весь, а там такая банальная чушь оказалась, что даже жалко потраченных двадцати песо стало.

В следующий день снова побродил по уже знакомым улицам, а потом принялся делами заниматься. В частности, за 6600 рублей перенёс себе дату вылета в Москву с 7 апреля на 26 февраля. Уже очевидно, что трёх полных месяцев в этой стране мне хватит за глаза, так что после празднования 15-летия в Гвадалахаре вполне могу возвращаться домой, тем более, что там ещё как раз и Масленица будет. Осталось разобраться, как попасть в Гвадалахару хотя бы к 20-му февраля, по земле из Юкатана дорога будет очень долгой, дорогой и очевидно бессмысленной. Значит, надо лететь. Крупный город на полуострове – Мерида, вполне подойдёт. Авиакомпанию Vivaaerobus мне посоветовали ещё в процессе обсуждения праздника. Сайт выдал какую-то неприлично низкую цену на двухчасовой перелёт – 645 песо (51 доллар), правда, потом добавил за багаж (15 кг. + 10 ручной клади), потом очень долго предлагал всякие страховки, хреновки, от которых я только успевал отмахиваться. Ну и последним финтом Ситибанк отказался за всё это дело платить по карточке, пришлось выбрать оплату наличными через сетевой магазин OXXO, который, понятно, тоже взял свою комиссию. Тем не менее, после всех этих накруток я обеднел на смешные 757 песо. Остаётся надеяться, что самолёт за эти деньги будет нормальный, ну и ещё надо постараться ужаться в 25 кг., видимо, лететь придётся в берцах.

Вечером Йеси предложила сходить выпить по чашечке кофе на прощанье со своей подружкой. Отказываться, конечно же, не стал. Подружка через год выпускается из Университета и планирует работать преподавателем.

— А что именно преподавать? — интересуюсь.

— Ну, географию, историю, вообще всё равно.

— Так, занятно, ну давай по географии: какие-нибудь страны бывшего СССР назовёшь?

Молчание. Потом: «Нет, не знаю, не спрашивай».

Тут Йеси такая: «А я знаю, я знаю!» «Ну, давай.» «Словения!»

Ну в общем уже лучше, чем ничего, да? Просто у неё до меня жили сёрферы из Словении, даже открыточку Любляны оставили, а то, что в состав не входила – о таких тонкостях здесь, понятное дело, не в курсе. Правда, Украину-то хотя бы могли назвать. Ну ладно, задам полегче: «Давайте страны Южной Америки, хотя бы только крупные, без Гвианы и Суринама».

Географичка лезть не стала, Йеси начала:

— Бразилия, Аргентина, Чили, Колумбия, Уругвай, Пара… ой, нет, нет!

— Чего нет-то?

— Ну, я хотела сказать Парагвай.

— И чего не сказала?  

— Ну так Парагвай – это столица Уругвая.

И вот здесь я уже выпал в осадок. Ну, Европа, допустим, далеко, у нас тоже мало кто знает все американские страны (хотя и Парагвай столицей Уругвая, надеюсь, тоже не назовут). Но в Мексике-то они должны от зубов отскакивать, тем более, что их всего ничего! И на тебе. И это девчонки, заканчивающие какие-то там институты, а не после девяти классов общей школы. Вот она Мексика во всей своей красе. Образование на нуле. Хотя чего там, мы тоже скоро к этому придём. Так что изучайте карту мира, господа, чтобы не попасть впросак. Надеюсь, хотя бы столицы Уругвая и Парагвая вы сейчас в Википедии посмотрите и запомните на всю жизнь.

 

5 Responses to Путешествие по Мексике. Дни 47, 48 (14, 15 января). Morelia.

  • Аня

    1. Японская и китайская кухня — респект!!!
    2. Не на главу РПЦ надо смотреть, Кирюш, чтобы делать выводы о всей церкви.
    Есть настоящие святые.
    3. Что было в записке?)

    • alf

      Да не помню уже. Там было целых четыре разных бумажки, полностью исписанных текстом, с одним выводом: «Всё будет хорошо. Или не будет».

  • Вера Вик.

    В Церковь ходят Богу молиться, а не священников обсуждать.

    • alf

      К первой половине этого предложения у меня сразу возникает два вопроса, начинающиеся со слова «Зачем?» Но задавать их не буду, в приватной беседе разберём, в этом блоге такому не место.

  • Алла

    Кирилл,спасибо за очередной интересный рассказ.Особенно страшно про мафию — просто холод по спине бежит,а об образовании-вообще полное непонимание! Чему же тогда учат в Университетах,если географиня не знает карты мира по окончании? Правда у нашей молодежи тоже с интеллектуальным развитием проблемы,т.ч. «ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДНО»…