Путешествие по Мексике. Дни 49, 50 (16, 17 января). Angangueo, Mexico D.F.

Путешествие по Мексике. Дни 49, 50 (16, 17 января). Angangueo, Mexico D.F.

«Или мы сами ограничим рост населения, или природа сделает

это за нас, и природа, кстати, уже начала за нас это делать»

Дэвид Аттенборо

С домом в Морелии мне повезло не только по его расположению в пешей доступности от центра, но и в том, что дверь в нём не обязательно запирать, захлопнул и всё, а значит, от расписания хозяйки в этот раз я не завишу. Выспался, чайку попил, взвалил рюкзачки и на остановку автобусов. Основной Терминал где-то на отшибе, и главное вовремя вылезти. Но в Мексике со знанием испанского пропасть практически невозможно. Когда я спросил у паренька на соседнем сиденье, далеко ли до Терминала, пол-автобуса переполошилось, и минимум трое обещали подсказать, когда будем на месте.

Такая же добродушность встретила меня и на стойке продаже билетов. Отправляюсь я в город Angangueo смотреть бабочек, но так как это по сути дальняя захудалая деревенька, то без пересадки не обойтись. Все обычно едут в Zitácuaro, так как там пересадочный Терминал, но девушка пробила мне билет подешевле до SanFelipe, откуда можно словить маршрутку.

Автобус, правда, был ещё тот, да и ехали мы сплошь по убогой сельской местности, где виды покошенных заборчиков и дырявых крыш не прекращались ни на минуту. Когда прошло порядка двух часов, начал беспокоиться, где же этот Сан Фелипе-то, не проскочить бы, отсюда ведь хрен выберешься потом. Ну и опять напряг пол-автобуса своим: «Не подскажите, когда мне вылезать?». И вот когда я уже стал подумывать, а не доехать ли мне всё-таки спокойно до Zitácuaro и там в Терминале пересесть, чем высаживаться здесь в самом сердце неизвестности и ждать гипотетическую маршрутку, старичок с переднего сиденья активно замахал руками и чуть ли не прокричал мне: «Сан Фелипе здесь! Вылезай скорее!». Похоже, эта мексиканская открытость уже начинает играть мне в минус…

Ладно, вылез, напряг очередную старушку расспросами про маршрутку, и та действительно появилась из-за поворота через каких-то десять минут. Полчаса по буеракам и вот он – славный город Ангангео. Первое, что попалось на глаза, — дверка с надписью “Tourist info”. Старичок в ней явно засиделся, потому что выложил мне, кажется, всю возможную информацию, что может понадобиться путешественнику: где жить, на чём, откуда и во сколько ехать к бабочкам, и как потом попасть в Мехико. Вооружившись инфой, подхожу к отелю “Juarez”, что тот мне посоветовал. Комнату с двумя кроватями без всего предлагают за 200 песо, cговорились на 150 (12 баксов). Ну и так как в самом городе смотреть не на что (разве что несколько занятных настенных рисунков обнаружились), после ужина из куска курицы с гарниром за 50 песо (ресторан тут один, выбирать не приходится) да чашки кофе с бутербродом оставалось только выключить свет и закрыть глазки.

В семь подъём, сборы, рюкзак на ресепшн и к остановке жёлтого автобуса, что на углу местной школы, в 8.30 отсюда обещали транспорт в парк бабочек. Итак, что же за парк такой? О, друзья мои, это одно из самых восхитительных мест во всей Мексике! Именно сюда на зимовку из южной части Канады прилетают бабочки-монархи. Жизнь у них недолгая: родились гусеницами, зелени поели, окуклились, крылышки расправили и полетели. Четыре тысячи километров (!) И в ноябре местные деревья ломятся от удивительно красивых перелётных насекомых. На зиму они впадают в своеобразную спячку (гибернацию), а в феврале, как пригреет, начинают бешено спариваться. Ну и как только процесс удачно завершён – обратно в Канаду откладывать яйца и помирать. Вот такая жизнь, не позавидуешь. Но посмотреть очень хочется.

С пятнадцатиминутным опозданием (а это, считай, вообще ничего для Мексики) действительно подъехала какая-то страшно ржавая машинка и за 30 песо в течение получаса, кряхтя и пыхтя, подняла меня по серпантину к самому входу в парк (который, ни много, ни мало, расположился на высоте в 3300). За вход ещё 45 песо, и вот уже счастье совсем близко. Только одна незадача – зачем-то приставили мне мальчика-сопровождающего. «А без него нельзя?» — спрашиваю. «Нельзя. Правила такие».

Ну, ладно, идём вдвоём. Этот паршивец начал сразу вперёд бежать, а тут помимо того, что высота, ещё и идти всё время вверх надо, я еле ноги волочу, сердце стучит. «Погоди, сынок, дай воздуху дедушке глотнуть». Кругом какие-то рабочие настилают деревянные дорожки да расставляют информационные щиты. Похоже, за парк взялись основательно, что же здесь раньше-то было?

Ладно, дошли наконец. Вдали начали показываться деревья, облепленные маленькими цветастыми существами, в лучах солнца, разогревшись, какие-то из них начали порхать и кружиться… Сейчас начнётся самое красивое! «Всё, дальше идти нельзя», — безапелляционно заявляет мой проводник. «То есть как это нельзя? Ведь я здесь, а бабочки-то там!» «Их уже очень мало осталось, и каждый год поднимаются всё выше в горы, поэтому теперь мы мастерим тут дорожки, с которых нельзя сходить, и каждому выделяют проводника-надсмотрщика…»

Зашибись, ушастенький! То есть я вчера весь день колдыбался в этих автобусах, спал в халупе, сегодня сюда пёрся, чтобы со ста метров, прищурившись, попробовать разглядеть что-то цветастое вон на той сосне?! Вот это облом из обломов, ничего не скажешь. Моё самое большое мексиканское разочарование, ни больше, ни меньше. При этом у меня, конечно, и мысли не возникло попробовать всё-таки изловчиться и куда-то пролезть, потому что очевидно ведь, что бабочек всё меньше именно из-за таких как я. Ну, как говорят мексиканцы, их в первую очередь, конечно, в Канаде стало меньше рождаться, потому что там какие-то химикаты на полях распыляют, но, хоть убей, тысячи человек, что приходили раньше сюда на них глазеть, пугать и топтать, популяцию тоже явно не увеличили. Вот и получили, что получили.

Ну, что остаётся, делаю несколько снимков на максимальном приближении и отправляюсь обратно. У входа в парк зрелище тоже совсем грустное. Более десятка палаток с едой, в каждую тебя обязательно кто-нибудь зовёт, а туристов кругом вообще нет. Очевидно, что местный бизнес здесь очень скоро ждёт полный крах. И как это невероятно точно ложится на факты, изложенные антропологом Джаредом Даймондом в его книге «Коллапс». В последней автор рассматривает и анализирует факторы, которые приводили к краху самых успешных и развитых народов, когда-либо живших на планете, например, тех же обитателей острова Пасхи или майя. И если совсем примитивно ответить на вопрос «Почему так произошло?» это будет выглядеть так: благоприятная среда позволяла выращивать всё больше продуктов; население начинало расти, почва – беднеть; и так до тех пор, пока не случался голод (обычно на фоне какой-нибудь долгой засухи или другого катаклизма); большая часть населения быстро гибла, использованные территории оставлялись, немногочисленные выжившие начинали кочевать. Это и есть коллапс. И случался он в истории десятки раз, потому что вопреки распространённому мнению, что древние народы были все сплошь такие из себя умные и жили в исключительной гармонии с природой – образ их мыслей был ничем не лучше нашего: «На наш век хватит, а там хоть трава не расти».

И вот вам, пожалуйста, живой мексиканский пример. Когда я наконец выбрал себе кафешку и сел в неё съесть пару такос, ко мне подбежали двое грязных лохматых мальчишек, встали за спиной и стали заунывно петь какую-то песню, выпрашивая денег. Вот был бы у меня тогда пистолет, я наверняка бы пустил себе пулю в лоб от ощущения этой полной безысходности, что здесь творится. И ведь совершенно очевидно, что лучше здесь уже не станет. Никогда. И в который раз я снова задаю себе вопрос: Когда наконец на этой планете начнут законодательно ограничивать рождаемость? Когда!? Что должно произойти, чтобы стало понятно, что раковая опухоль земли в виде человечества уже практически неоперабельна? Ведь если раньше коллапсировали какие-то острова или даже страны, то ближайший коллапс накроет уже весь мир, потому что по-любому численность населения перевалила все разумные пределы.

И на всём этом фоне мне особенно непонятна позиция экологов в этом вопросе. Когда Роман Саблин, автор наиболее авторитетной в нашей стране книги о том, как экономить ресурсы, под названием «Зелёный драйвер», постоянно в своих публичных выступлениях призывает не брать в магазинах полиэтиленовые пакетики или не кушать бананчики, а потом гордо вывешивает в фэйсбуке новость о том, что у него родился второй ребёнок – у меня просто не сходятся файлы. Понятно, что для многих дети – это радость, от которой они не могут отказаться. Не вопрос! У меня с мясом такая же фигня: я абсолютно убеждён, что есть его совершенно недопустимо, но из-за слабости характера продолжаю его употреблять. А вот с детьми как-то всё по-другому, фактом их рождения принято гордиться, вместо того, чтобы признать, что оно, конечно, не очень хорошо, но найти в себе силы прожить без них не смог. И лично для меня позиция Романа в этом плане, как и абсолютного большинства иных экологов – не что иное как двойные стандарты.

«А что ты предлагаешь?» — спросят многие. А ничего революционно нового. Есть в мира одна страна, которая уже прошла этот путь. Я сейчас, естественно, о Китае с его политикой «одна семья – одна ребёнок». Простейшая экономическая норма: родил второго – получи штраф. И сработало, через пару десятилетий численность населения Китая станет неуклонно сокращаться. Да, они уже сейчас получили минимум две серьёзнейшие проблемы, вытекающие из такой политики: существенный перекос в сторону мужского населения и старение нации. При этом если первое – это исключительно результат чисто китайского психоза по выращиванию «маленьких императоров», то со вторым предстоит столкнуться любой стране, последующей примеру Китая. Но по-любому это наименьшая из бед, и с ней можно хоть как-то бороться, затянув пояса.

Ладно, надо потихоньку выбираться уже из этой депрессивной деревни, а то точно найду сейчас какую-нибудь верёвку да удавлюсь на первом суку. Только вот беда, моя развалюха, что обещалась забрать в 11.30, опаздывает уже на час. Это, конечно, обычное здесь дело, но есть у меня подозрения, что она ведь может и совсем не приехать… И людей-то на машинах здесь нет никаких. Только ещё через полчаса увидел, как какой-то грузовичок выруливает, бросился ему на капот и стал слёзно просить свезти в деревню. Сошлись на 100 песо, и вот я уже снова жую тот же самый кусок курицы в том же самом ресторане, что и вчера (я ведь не врал, когда говорил, что он один здесь).

Благо, автобусы в Мехико ходили по расписанию, и в дороге разваливаться не планировали. В три выехал, с наступлением темноты подобрался к пригородам столицы. А пригороды здесь, я вам скажу, это то ещё зрелище. Похоже, сегодняшний день подготовил для меня максимальную дозу депрессии. Настоящие фавелы, не больше, не меньше, встречались мне, конечно, в Южной Америке и похуже, но привыкнуть к этому зрелищу, кажется, просто невозможно. И снова вдруг раз – и в один момент въехали в деловой центр с высотками, ослепляющими голубизной своих блестящих стёкол, шикарными ресторанами и другими атрибутами дорогой жизни. Да, по контрастности Мехико для меня сравним только с Рио, потому что, например, в той же Лиме фавелы-то похожи, а таких шикарных островков сладкой жизни я там что-то не встречал ни разу.

Ну ладно, добрались наконец до западного Терминала. Благо, метро рядом совсем. И вот тебе ещё новости: подорожало оно. Да не просто подорожало, а с трёх песо сразу до пяти! И как это мексиканцы умудрились такое допустить, не уж-то не вышли на многомиллионный митинг протеста? Ну, теперь-то уж что? Пять – значит пять. Лишнее напоминание всем тем, кто откладывает далёкие путешествия на потом: потом может быть гооораздо дороже. Так что мой всем совет: есть деньги – тратьте, завтра это могут быть уже просто бумажки.

В Мехико меня, конечно же, ждёт хост с каучсёрфинга. Азя что-то отказалась меня второй раз принимать, может, не понравился я ей чем, а может действительно занята, поэтому я другую девчоночку нашёл, тоже симпатичную, Дианой зовут. Она меня даже пришла к метро встречать, чтобы я не заблудился. Правда, уже по тому, как она улицу переходила, я понял, что девочка не из моей песочницы. Такой презрительный взгляд на машины, которые не завизжали тормозами, чтобы пропустить создание небесной красоты, уже говорит о многом. Ещё о многом говорит имеющаяся дома волосатая крыса породы чихуахуа. И ещё то, что любимая музыка – электроника, а кино – комедии… Похоже, я ещё не исчерпал свой лимит проколов на этот день. Да ещё и голова страшно разболелась после такого перепада высот, выход один – немедленно уложить себя спать. А вот как раз и Диана собирается на день рождения подружки. Меня тоже пригласила, но я бы скорее вены себе вскрыл, чем идти в моём нынешнем состоянии ещё куда-то.

Ушла. Выдохнул. Почистил зубы. Закрыл глаза. Умер ненадолго.

5 Responses to Путешествие по Мексике. Дни 49, 50 (16, 17 января). Angangueo, Mexico D.F.

  • Маша

    Кирюш, на территории России людей осталось почти столько же, сколько на несчастных японских островах. Спокойно можно восьмерых рожать:))

    • alf

      Маша, типичная ошибка. Ты делишь мир на страны, не учитывая, что проблемы экологии едины для всех. Да, у нас лучше, чем в Китае или Индии, но значит это лишь одно — что мы можем начать снижать более безболезненно, больше ничего.

  • Anna Sycheva

    О Даймонде можем поспорить 🙂
    Он приводит в пример не «самые успешные и развитые » цивилизации, а те, которые жили в максимально контролируемых условиях — т.е. максимально обособленно — т.к. на них лучше видно влияние различных факторов. Отсюда так много островных примеров.
    И если помнишь, у Даймонда не все умерли 🙂 Инуиты, например, прекрасно пережили европейцев в Гренландии. Но не потому, что жили более «осознанно», а потому что использовали те пищевые ресурсы, которыми европейцы брезговали, например, кольчатую нерпу.
    Но вообще это долгий разговор, предлагаю в офлайн перенести.
    А способ ограничить рождаемость очень простой: образование и рабочие места для женщин. В Японии отлично работает, там уже убыль населения началась.

    • alf

      Даймонд приводит совершенно разные примеры. Майя жили совсем не на острове, а коллапснули как и все. А положительные примеры связаны исключительно с маленькими народностями, у которых просто не было достаточно ресурсов, чтобы сильно размножаться — вот и выжили. Образование прежде всего, здесь без вопросов. Но налог на второго ребёнка тоже явно не помешает.

  • Аня

    Каждый человек имеет право на своё мнение и мировоззрение. И даже если мы с чем-то не согласны, нельзя утверждать безопеляционно, что правы только мы.
    Тем более, заявлять про двойные стандарты….
    Просто попробуй.. когда-нибудь.. на секундочку или на миг предположить, что решая кто должен родиться, а кто нет, по итогу мы лишаемся тех лидеров, которые могли бы изменить мир к лучшему. Не стоит брать на себя функцию Бога, нам до него слишком далеко…
    И я ни в коем случае не пытаюсь тебя в чем-то переубедить. Каждый выбирает свой путь.