Путешествие по Мексике. Дни 89, 90 (25, 26 февраля). Mexico D.F.

Путешествие по Мексике. Дни 89, 90 (25, 26 февраля). Mexico D.F.

Ну, вот практически и всё, остаётся двое неполных суток в Мехико и домой. Удивительно, в этом городе я уже пятый раз, а до сих пор остаётся куча неосмотренных достопримечательностей. Похоже, в моей личной классификации самых интересных городов мексиканская столица окончательно занимает первое место, опуская на второе Рио-де-Жанейро.

Начнём снова с главной площади, я ещё практически ничего вам про неё не рассказывал. Надеюсь, помните, что сам город стоит ровно на том месте, где раньше была великолепная столица ацтеков Теночтитлан. Конкистадоры сравняли её с землёй и первым делом, естественно, возвели здоровенный католический собор. И сегодня очень показательно в одном месте можно и прогуляться по руинам древней цивилизации, и почувствовать каменную прохладу пришедшей ей на смену культуры (а заодно и подумать над тем, как бы и эту религию наконец оставить в прошлом). На руины, правда, вход платный, я на них глянул со второго этажа бесплатного Музея старинной фотографии (Museo Archivo de la Fotografía) и в целом мне хватило – с моей точки зрения смотреть там практически не на что.

Ещё на Цокало расположился и Президентский дворец. Вход бесплатный, но требуется выстоять большую очередь, оставить в камере хранения все вещи (правда, фотик, как ни странно, можно пронести) и при входе снять головной убор. Дворец обязателен к посещению хотя бы по двум причинам – сначала вам покажут шикарную настенную видео-зарисовку про историю страны, а потом полюбуетесь на, возможно, самое известное творение Диего Риверы – роспись стены у главной лестницы. Кому только ни нашлось места на этом произведении живописи – и Ленину, и Марксу, и Фриде, и всем мексиканским революционерам, и, конечно же, несчастному индейскому народу. Вообще у Риверы всё достаточно стандартно: будучи убеждённым социалистом, он рисовал обычно только два сюжета – страдания индейцев и революционную борьбу против богачей. Другое дело, с каким размахом и страстью он это всё вырисовывал, прям хочется брать в руки вилы и бежать насаживать на них жирных буржуев.

Повезло, что в Президентском дворце я успел побывать ещё в своё первое посещение четыре года назад, потому что нынче он был закрыт – демонстрация на Цокало. А демонстрации здесь, как вы, наверное, поняли, минимум раз в два дня, а по выходным, кажется, так вообще нон-стоп. Это, кстати, явно пошло этим выступлениям в минус, потому что на них или просто уже не обращают внимания, или изначально закладывают в непопулярные политические решения пути к отступлению. Вот, например, надо было им повысить стоимость метро. Было три песо, а сказали, что с Нового года станет шесть. Ну, народ закипел, давай на демонстрации: «Да как это так! В два раза! Да на метро и так одна беднота ездит!» ну и так далее. И правительство такое: «Всё, понятно, чуваки, извиняйте, не подумали мы как-то, не шесть будет, а пять». Ну, и всё, все разошлись встречать Новый год – народ радостный, что добился скидки, Правительство довольное, что повысило тариф на 66 процентов. И хоть убейте меня, но они изначально решили делать по пять, но сразу заложили риск демонстраций и объявили шесть для начала. Так что слишком много протестных акций – это тоже плохо, явно не путь к победе.

От главной площади на север тянется широкий пешеходный проспект с разными бутиками по сторонам. Сам по себе он никакого интереса не представляет, главное, что заканчивается он высоченной башней (Torre Latinoamericana) высотой в 188 метров (с антенной если считать), на которую можно подняться и посмотреть на город с самой высокой доступной точки. Открыто 365 дней в году (возможно, единственное такое сооружение из всех, что я посещал в жизни) с 9 утра до 10 вечера (24 и 31 декабря – до 8 вечера) и вместо билета тебе на руку вешают браслет (60 песо), можешь в течение дня несколько раз возвращаться. Зачем? Элементарно. Солнце яркое, и с утра оно тебя с одной стороны слепит, а вечером уже с другой, поэтому в разное время видишь разные части города. Вот что называется забота о посетителях, я бы вообще на все смотровые такую систему ввёл.

Выходим из башни и прямо перед нами красавец-Дворец изящных искусств. Внутрь пускают. За деньги, правда (43 песо), но идти надо по-любому: внутри шикарнейшая настенная живопись. Нет, не Ривера (вернее не только Ривера, были в начале XX века в Мексике и другие творцы – Давид Сикейрос, например, или Хосе Клементе Ороско). Офигенные картины плюс-минус на ту же тематику справедливости и равенства, заряжающие революционным духом свободы. Начал фоткать, тут же смотритель подошёл: «На фотосъёмку отдельный билетик». А я как-то в кассе не обратил внимания, ну что же теперь, возвращаться? Захожу аккуратненько за колонну и оттуда как бы невзначай тихонечко затвором так щёлк-щёлк, потом фотик в сумочку и с самым благостным лицом снова созерцать огромные соски идеальной груди красавицы-Справедливости. И тут вдруг опять ко мне стражник. «Ну, — думаю, — заметёт сейчас». А он мне шёпотом такой: «Ты если быстро, то давай фоткай, я пока в тот конец отойду». Блииин, как мне сразу стыдно-то стало, что я тут за его спиной так позорился. Вот такие в Латинской Америке охранники, одно слово – «человечные», не наши музейные бабки, которые одним взглядом наповал убивают.

Рядом с Дворцом разбит парк Аламеда – единственное зелёное пространство в центре города, которое особенно красиво по весне, когда деревца покрываются удивительными фиолетовыми цветочками. Помню, в мой самый первый день вышел я в этот парк часов в восемь утра воскресенья, когда людей на улицах вообще не было, начал фоткать всё подряд, ко мне тут же полицейский: «Что это вы тут снимаете?» Я испугался сразу: «Я… это… птичку вот… у нас в России нет таких». «А, да ты из России, ну круто-круто, а у вас сейчас день или ещё ночь?» И пошло-поехало. Он мне даже свой е-мэил зачем-то написал, и я его сфоткал на память. Правда, не надо здешнюю полиции идеализировать, это он ко мне как к иностранцу такой весь благостный был, к своим они такие же звери как наши, и пытки случаются в участках, и в судах всё покупается, так что справедливость пока только в голом виде на стенах красуется, в жизни её присутствие не очень заметно.

В общем прогулялся я в тот день по своим местам былой славы. Ну, и ещё остался день отлёта. Самолёт в девять вечера, рюкзак оставил на ресепшне и пошёл стирать последние белые пятна моего любимого Мехико. Вот, например, Управление общественного образования (Secretaría de Educación Pública). Вход бесплатный. Внутри, ну-ка сами попробуйте догадаться… точно: настенная живопись Риверы. Причём в очень больших количествах, около сотни картин, предвещающих скорую смену гнилого режима и процветание человечества. Жалко только, что дальше картин в Мексике дело не пошло, много десятилетий они как-то всё тяготели-тяготели к социализму, но так ничего и не родили, даже в такой убогой форме, каким получился СССР.

И это ещё не всё по настенной живописи. Вы пытались на досуге зайти в наш Верховный суд? Нет? Ну и правильно, во-первых, смотреть там не на что, во-вторых, всё равно бы не пустили. А в Мехико без проблем – только паспорт надо оставить на входе и все вещички сдать (включая фотоаппаратуру) и милости просим вовнутрь. А там кругом на стенах сюжеты из истории страны, знаменитые персонажи, которых я не без гордости уже узнаю без подсказок, ну и, конечно, тема справедливости на каждом шагу. Казалось бы, в такой обстановке только самые честные в мире решения и выносить, но, похоже, картинки так и остаются картинками – человеческая природа тяготит к сиюминутной выгоде, новые Мигели Идальго и Панчо Вильи появляться нынче не спешат (ну или же стоят с плакатиками по периметру Цокало с грустными глазами).

Так потихоньку и подошло время выдвигаться в аэропорт. В последний раз одеваю рюкзаки, сомбреро на голову, фоткаюсь во всём обмундировании на память и в метро. Что в Мехико ещё классно – аэропорт в черте города, немножко потолкался в подземке, зато на такси не тратился. Золотое солнце опускается за горизонт, а я медленно приближаюсь к международному Терминалу. Хотелось ли развернуться и побежать назад? Нет. Я действительно увидел всё, что хотел, и никаких грустных мыслей о том, что «жизнь кончена, всё самое лучшее уже позади, а впереди лишь холод и мрак» у меня не было. Я хотел лететь в Москву, рассказывать обо всём, что посчастливилось увидеть и пережить, и продолжать учиться, работать, расти над собой, открывать новые горизонты, радоваться и грустить со всем размахом своей русской души.

2 Responses to Путешествие по Мексике. Дни 89, 90 (25, 26 февраля). Mexico D.F.

  • Елена

    Где фотка в сомбреро??

    • alf

      В итоговом посте будет.