Автомобильное путешествие по Европе. Дни 24, 25 (4, 5 сентября). Германия. Мюнхен, Дахау.

Автомобильное путешествие по Европе. Дни 24, 25 (4, 5 сентября). Германия. Мюнхен, Дахау.

Сегодня билеты на метро мы вообще не брали (хотя легенда, естественно, придумана была: мы, типа, думали, что вчерашние 24 часа действуют). Доехали сразу до того места, где Пинакотеки сосредоточены, и отправились в Старую. Картин не то, чтобы очень много, плюс часть залов на реставрации, но всю историю мировой живописи можно проследить (если вдруг умудрился раньше в своей жизни этого не сделать): сначала у нас бесперспективные итальянцы, у которых сплошь библейские сюжеты, смотреть на это интересно разве что с исторической точки зрения, не более того. Потом вдруг да Винчи с небес к ним спускается и показывает то, к чему они все вместе взятые ещё века три-четыре бы шли. В Германии таким божественным существом был Дюрер (1471 — 1528). Наконец голландцы перескакивают с мадонн и младенцев на серые, но одновременно удивительно тёплые пейзажи и супер-колоритные натюрморты. Ну а дальше уже пошли и бытовые сценки Брейгелей, и портреты знатных личностей, и просто городские зарисовки.

Пропустив через себя три века мировой живописи, решили также закрыть и пивной вопрос, отправились пить Franziskaner. Крутое, но всё равно не да Винчи. Продолжаю мечтать о Праге. Когда расплачивались, ещё интересный инцидент произошёл, очень характерный для всей немецкой нации. Во многих пивных, как только ты садишься, на столик ставят корзиночку с крендельками. Ну, мы как мыслим – раз сами поставили, значит, бесплатно, подарок от заведения, так сказать, и давай наяривать крендельки эти. А потом в конце официант приходит такой и на листочке тебе ручечкой выводит: пиво – 12, кренделёчки – 5. Эту фишку мы прочухали ещё в первый день в Hofbräuhaus, поэтому далее мучное брали исключительно по надобности. И тут значит, опять нам принесли корзинку, и мы решили её всё-таки навернуть, два кренделя съели, один остался. Расплатились по полной, всё чин-чинарём, официант ушёл, третий кренделёк лежит. «Ну, жалко, выбросят же, возьму с собой». Заворачиваю в салфеточку и в рюкзачок.

- Уважаемый, у вас недобор в корзиночке, доплатите рубь пясят, — слышу я, не успев тронуться с места.

- Мы же заплатили уже за всё, ты что, этот крендель другим поставишь?

- Я вам посчитал два, а третий вы забрали, доплатите рубь пясят.

- Да не вопрос, вот он, — открываю рюкзачок, вываливаю крендель в корзиночку.

- Но ведь ты его потрогал.

- Я тебе больше скажу: я его и до этого уже потрогал. Так что давай – неси другим клиентам, они обрадуются.

Немецкая отлаженная машина входит в ступор. Вроде бы математически снова всё верно: за два заплачено, третий лежит, но на чувственном уровне какое-то смятение в глазах проскальзывает. Я не стал дожидаться, что же возьмёт верх, молча повернулся и ушёл, пусть как-то продумывают в следующий раз свою кренделёчную систему, с русскими нынешняя не работает.

Из Пинакотек у нас ещё одна осталась, самая стрёмная – Модернистская. Билет в обе сразу стоил 12 евро (каждая отдельно – по десять), так что по-любому надо испить чашу до дна. Внутри оказалось всё то, что мы и ожидали. Художественные маразмы разной степени извращённости, даже Пикассо какой-то стрёмный и всего один Дали. Но самые убийственные – это, конечно, инсталляции. Вот, например, белая комната, в середине которой две прямые розовые ниточки, уходящие вверх. Знаете, как называется? Фламинго. Ну, это ещё ничего, смысл какой-то прослеживается. А вот соседний зал того же автора. В уголочке ниточка зелёненькая и натянута по диагональке. Что бы это могло быть? Догадаетесь? Пока не буду раскрывать интригу, подумайте чутка.

Ну, а мы в последний раз вышагиваем по солнечным улицам Мюнхена к статуе Баварии – возможно главному символу города. Шли долго, очень, хотя в масштабах города не так и далеко оно казалось. Самое обидное, что к самой статуе так и не подобрались, у её подножия полным ходом идут строительные работы, готовятся в Октоберфесту – главному пивному празднику мира, проходящему, как не трудно догадаться, каждый год в октябре. Столы, скамейки монтируют, шатры огромные натягивают – вот уж будет тут веселуха, страшно представить. Хотя лично я откровенно попасть на неё не хотел бы. Тысячи толстых пьяных бюргеров в одном месте – явно не самое эстетическое зрелище, а денег на него ты спустишь столько, что всю Германию можно объехать в любой другой месяц, так что смысла вообще никакого.

На следующее утро уже в восемь часов мы тепло простились с нашими хозяевами, завели мотор и мысленно попрощались с мощнягой-Мюнхеном. Для меня это теперь один из любимейших городов, он в чём-то определённо напоминает Москву – такой же широчайшей души и раздолья, монументальный и сильный, с богатейшей историей, причём далеко не всегда приятной, противоречивый и именно этим страшно притягательный. Москва и Мюнхен – вы отлично смотритесь вместе, благословляю ваш брак.

Наш путь лежит на север, в глубь Германии, и первая остановка – концентрационный лагерь Дахау, что буквально в двадцати километрах от Мюнхена. Заехать сюда было крайне необходимо, ведь это первый (открытый в 1933-м году для политических заключённых) лагерь, по подобию которого выстраивались уже все остальные. До начала Второй мировой здесь содержались различные противники нацистского режима и те, кого этот режим считал «недолюдьми»: социалисты, гомосексуалисты, цыгане, неугодные священнослужители, причём у каждого была нашивка определённого цвета. Лагерь официально именовали «трудовым» и снимали здесь документальные агитки про то, в каких хороших условиях живут заключённые и как они успешно «перевоспитываются». Ну, а с началом войны сюда хлынул поток военнопленных, на которых, в том числе, начали ставить медицинские эксперименты. Например, испытание холодом для изобретения специальных костюмов для военных лётчиков. Считается, что через лагерь прошло более двухсот тысяч человек, тридцать из которых погибли.

Вход через ворота с известной надписью «Arbeit macht frei» (Труд освобождает), далее идут административные здания и пара бараков, остальные были полностью разрушены и сейчас на их местах просто насыпан мелкий гравий. На территории установлен очень сильный по своему воздействию памятник в виде переплетённых частей человеческих тел и отдельно на разных языках высечена фраза «НИКОГДА БОЛЬШЕ». Ох, как же не верится мне сейчас, по прошествии семидесяти лет, что такое не повторится…

Весь комплекс бесплатный, но можно дополнительно взять аудиогид за 3,50 евро, и послушать свидетельства очевидцев о том, в каких ужасных условиях содержались здесь заключённые. Территория обнесена высоким забором с колючей проволокой под напряжением, к которой примыкает широкая полоса газона. Заступ на этот газон рассматривался в качестве попытки к бегству, и по нарушителю открывался огонь на поражение. Как ни странно, для многих это правило оказалось во благо: таким образом они совершали самоубийства, когда не оставалось больше сил выносить унижения. За забором большой крематорий, который ближе к концу войны уже не справлялся с потоком трупов, а также газовые камеры, которые, правда, так и не успели применить по назначению.

Очень сильное место, в которое я бы свозил вообще каждого жителя этой планеты, чтобы знали уроки истории не понаслышке. Мы же заводим мотор и прибываем к городку Augsburg. Ну, компактный такой, ухоженный, симпатичный, как и всё в Западной Европе, но без какой-то своей изюминки, которая бы чем-то выделила его из ряда своих братьев. А вот следующий город оказался уже более ярким. В Donauwörth есть и мостики, и домишки, сплошь поросшие плющом, и скульптурки, и часики изящные – в общем определённо что-то в нём есть такое, но опять же получасовой прогулки хватит за глаза.

Да, вообще-то всё это время мы должны были ехать по некой «романтической дороге», но навигатор упорно вёл нас по крупным трассам, так что романтику мы увидели всего пару раз, да и та была очень похожа на белорусскую: пшеничные да кукурузные поля, этим нас явно не удивишь. А вот что стало действительно приятным откровением – так это огромные площади, сплошь заставленные солнечными батареями, это я уж не говорю, что почти на каждом доме они стоят в большом количестве. Бавария планирует к 2025-му году полностью (!) перейти на возобновляемые источники энергии, и что-то мне подсказывает, что у них это вполне может получиться.

Последняя остановка — городочек Dinkelsbühl, который лично на меня произвёл неизгладимое впечатление. Казалось бы, такие же мега-ухоженные домики, те же клумбочки, цветочки, звоночки, а вот почему-то только здесь я пришёл в восторг от этой супер-игрушечности, даже не могу объяснить внятно, почему.

На ночёвку мы приехали на какой-то постоялый двор с конюшней в самом центре неизвестности. На подъезде один бюргер аж рот раскрыл от удивления, когда номера наши российские увидал. А мы чего – на букинге выбрали, что подешевле на пути нашего следования, да и заказали (50 евро с завтраком + 2 евро за интернет). Дождались, пока хозяева с крылечка уйдут, и тайком в номер чайник оттащили да пакет с хлебом и рыбкой, что купили заранее – ужин готов! На том день и кончился. Ах, да – инсталляция в Мюнхене называлась «Зелёная диагональ». Кто догадался – молодец, прямая вам дорога в искусствоведы.

Подписка на новости: