Автомобильное путешествие по Европе. День 31 (11 сентября). Чехия. Прага.

Автомобильное путешествие по Европе. День 31 (11 сентября). Чехия. Прага.

Наша чешская хозяйка, хоть и очень страшная на лицо, как хост – просто находка. Ключи от двери нам оставила, а сама раненько убежала на работу. Так что спокойно отоспались, чай с сушками попили, и пешочком в Вышеград, благо, он тут рядом. Вышеград – это такой холм на восточном берегу Влтавы, на котором естественно возвышается большая базилика, в связи с чем её можно перепутать с Пражским замком, что тоже на холме, но на запад от речки. В общем Прага – это один большой сгусток каменных средневековых строений, одно старше другого, иной раз даже страшно становится.

На меня Вышеград не произвел особого впечатления, в моей карте были отмечены иные интересные места. Например, танцующий дом. Построенный в середине 1990-х это наверное самая молодая достопримечательность в этом городе. Представляет из себя две цилиндрические башни – одна почти обычная, с небольшим наклоном и расширением кверху, а другая вся аж извивается: тоненькая «в талии» и с юбочкой снизу, отчего весь этот деконструктивный памятник архитектуры называют «Джинджер и Фред» в честь американских танцоров золотого века Голливуда. Вот такие городские фишки я люблю, не могу пройти мимо.

Еще из посещённых в Праге интересностей в тот день у нас был Страхов монастырь, в частности, библиотека. Быть может, не такой здесь обширный набор книг, как к Вене, но всё равно в Теологическом и Философском залах трёхсотлетней древности воздух просто-таки пропитан сакральными знаниями, не говоря уже про чисто эстетическое удовольствие от тысяч старинных корешков.

Отыскали мы и самую узкую улицу Праги – ширина «Винарна Чертовки» составляет всего 70 сантиметров. Расположена она рядом с одноименной пивоварней и изначально именовалась «Пьяной улицей», так как, держась за её стены, можно было идти вертикально в любой степени опьянения. Единственная проблема – разойтись с идущим навстречу уже вряд ли получится. На этот случай теперь с обеих сторон висят светофоры: не дождавшись зелёного, не суйтесь на ступеньки, а то потом пятиться придётся.

Что касается известных исторических личностей, то есть в Праге музей Франца Кафки. Здесь будущий классик безысходности родился, окончил юридический факультет Карлова университета и работал на мелких должностях в страховой компании практически до самой смерти, что настигла беднягу уже в 40 лет. Правда, в сам музей мы решили не ходить, посмотрели фотки экспозиции в холле, и желания тратиться на билеты что-то не возникло. Я бы ещё с огромным удовольствием заглянул в музей Коммунизма, тут на столбах то и дело встречается его реклама в виде жуткой зубастой матрёшки, но об этом даже не заикался, ответ отца был очевиден. Единственное, на что натолкнулись случайно по данной теме – мемориал жертвам коммунизма в виде бронзовых людских фигур, теряющих части тела. Мощная композиция под стать трагизму эпохи.

Ну а вообще по моему глубочайшему убеждению в Праге можно совершенно спокойно провести неделю, ежедневно гоняя по музеям, барам, замкам и просто полируя башмаками брусчатку, не переставая щёлкать затвором. Она засасывает как воронка и остается с тобой навсегда. Прага – лучшая в Европе. Я так считаю.

Утолив интеллектуальный и созерцательный голод, мы стали решать и чисто утилитарную задачу. Вчера было принято решение купить-таки чешскую автомобильную виньетку. Ибо образ полицейских, стопорящих всех подряд на въезде в Германию, не давал нам спокойно спать, памятуя о том, что прошлая чешская наклеечка истекла уже три недели как. Долго и безуспешно искали виньетку на три дня, но купили все-таки на десять, меньше нигде не оказалось, даже в Центральном почтамте (в городах виньетки продают в почтовых отделениях и иногда в киосках).

Ну, а вечером возникли проблемы с едой. То кредитку отказывались брать, то демонстративно не обслуживали. Трудно сказать, из-за того ли, что поняли, что русские, или просто по раздолбайству. Объективно в этой поездке ни в одном месте на нас косо не смотрели, это впервые наверное, но вообще по своему прошлому опыту именно от Чехии у меня остался неприятный осадок по причине лёгкой русофобии. Кончилось в результате тем, что сняли деньги в банкомате, вернулись домой и через дорогу зашли в какой-то отель, в нём на первом этаже и поели. К вегетарианскому ризотто взял темного Kozel’а. О, небеса! Какое же вкусное пиво! Чуть ли не лучше, чем вчера у Флеку. В каком-то обычном отеле! Ах, Прага, да что же ты делаешь с нами!

Хозяйка вернулась вечером довольно поздно. Молча порезала себе овощей, молча принялась их есть. Пытался её ещё что-то поспрашивать, но мы уже обоюдно перешли в ранг «завтра расстаемся навсегда», когда лишь требуется соблюсти общие каучсёрфинговые приличия, чтобы тебе оценку не срезали, не более того. Утром в восемь наша троица уже тряслась в трамвае, а потом шлепала по лужам под зонтом к гаражам, где осталась наша родная машинка. Дежурно помахали и погнали дальше – в Польшу.

Хотя нет, погодите-ка, не в Польшу ещё пока. Есть у меня одно очень важно дело, которое не могу оставить здесь незавершённым. Уникальнейшее местечко имеется всего в 60-ти километрах от Праги, аналогов которому в мире возможно, что и нет, но далеко не все в него стремятся попасть – уж больно жуткое. Называется Костница (или «оссуарий» по-научному), и этим уже много сказано. История такова: в конце XIII века один аббат привёз немножко земли из Иерусалима и посыпал ею кладбище при местном монастыре. Новость про это, казалось бы, совершенно незначительное событие разлетелась чуть ли не по всей Европе. И потекли в деревеньку под названием Седлец повозки с трупами… Потом ещё была чума и гуситские войны, кости начали выкапывать, чтобы освобождать место для новых постояльцев… И так они выкапывали и выкапывали, пока землю не купила семья Шварценбергов. «Надо что-то делать», — подумали они и позвали резчика по дереву, поручив тому всю эту многовековую кучу костей как-то разгрести. Так появилась часовня, полностью выложенная изнутри человеческими костями…

В свою первую чешскую поездку я уже бывал здесь, но и сейчас проехать мимо никак не мог. У отца, конечно, волосы зашевелились на всех местах, когда я ему вкратце описал, что ждёт внутри, посему пришлось оставить его в соседнем кафе доедать завтрак, а сам, зажав в ладошке 90 крон (3 евро с небольшим), принялся перепрыгивать лужи под моросящим дождём. А вот и дверь в церквушку. Открываю. Глаза привыкают к полумраку, и вот вокруг вырисовываются сплошь иссохшиеся части тех, кто когда-то ходил по этим местам, как я сегодня. Вот герб Шварценбергов из костей с костяной вороной, клюющей костяной череп, вот костяная люстра, вот просто нагромождение черепов. Прикольно, монетки лежат повсюду, народ вернуться хочет, наверное.

А вообще меня всегда поражал страх смерти у верующих людей. Они же убеждены, что там будет бог, который всё простит. Правда, они и в ад верят, но он же им грозить не должен, раз в церковь ходят… Парадокс. Атеисты к смерти относятся куда спокойней – клетки мозга перестали функционировать, ты ничего не чувствуешь, ну и, собственно, почему этого бояться? Меня лично гораздо больше, чем смерть, пугает недостойная жизнь – вот это действительно страшно. Ещё на маленьких самолётах не люблю летать, потому что как только он в ямку бухается, меня прям трясти начинает, ибо сам процесс умирания – это вообще не весело, всегда же хочется, чтобы моментально – раз и нету, а тут до земли падать и падать, вообще не кайф. Короче, если сформулировать одной фразой, то очень хочется умереть здоровым и быстро. Вот именно так: «здоровым и быстро» и никак иначе! А уж где это будет, в какой форме и когда, по большому счёту и не важно уже. Лучше сейчас, чем всеми забытым стариком в инвалидном кресле.

И вот ещё чего очень хочется – чтобы никаких похорон. Слышите? Никаких вообще там прощаний, завываний, тостов, не чокаясь и т.д. Это настолько невыносимо пошло и обыденно, что я клятвенно обещаю в самом нелицеприятном виде навещать потом во сне всех, кто будет в этой вакханалии участвовать. Если уж не получится мне уйти как в «Легендах осени» (всё-таки шансов на это откровенно мало), то прошу меня сжечь в тот же день, как найдёте бездыханным (ну, врача только там найдите, чтобы подтвердил, что Кира — всё, а то по выходным я, бывает, так сплю, что не ровён час снесёте ещё в крематорий). Пепел при случае над морем развейте, всё равно каким (океан тоже подойдёт). Специально лететь не надо, а там как в отпуск кто-то соберётся – вручите ему посылочку. Ну и в соцсетях, там, напишите и расшарьте, что, мол, Зенчеву каюк. Соберётесь, если захотите, пожрёте вкусно, на гитарах поиграете, вспомните, что я писал, о чём думал, какие идеи в мире продвигал, да вещички мои разберёте, кому чего нужно. Вот. И никак иначе! Кто знает, как это юридически оформить, буду очень признателен, потому что родители мои стопудово будут настроены сделать всё по старинке, и закон наверняка будет на их стороне.

P.S. Нет, я пока не болен и умирать вообще не собираюсь, но всё написанное выше про посмертную церемонию – абсолютно серьёзно.

Подписка на новости:


 

  • Маша

    А у опубликованного в сети завещания статус какой, интересно? :)